19Август2017

                                                                                                        

Современный мир – это мир глобализующийся, он стал другим, но не стал более миролюбивым. Изменилась главным образом только расстановка сил на международной геополитической арене и возникли новые вызовы в виде экономической глобализации и нового противостояния цивилизаций.  Глобализацию характеризуют как уникальное пересечение глобальных влияний во всех сферах – она своеобразно объединяет тенденции политической, военной, экономической, миграционной, культурной и экологической систем.  Вестернизация как процесс распространения западных ценностей по всему миру и как одно из проявлений глобализации нивелирует социокультурное разнообразие других цивилизаций, сопровождается кризисом базовых ценностей, проблемами в формировании национальной идентичности, вплоть до угрозы потери собственной самобытности.

Однако, чем более мир превращается в единое целое, тем более множатся различия и в первую цивилизационного свойства. По мнению С. Хантингтона, это закономерный процесс. Мир движется к новому порядку мироустройства, основанного на принципах цивилизационности. Мир становится многополярным. Как пишет С. Хантингтон, «в мире после холодной войны наиболее важными между людьми стали уже не идеологические, политические или экономические различия, а культурные. Народы и нации пытаются дать ответ на самый простой вопрос: кто мы есть. И они отвечают традиционным образом – обратившись к понятиям, имеющим для них наибольшую важность. Люди определяют себя, используя такие понятия, как происхождение, религия, язык, история, ценности, обычаи и общественные институты. Они идентифицируют себя с культурными группами: племенами, этническими группами, религиозными общинами, нациями и – на самом широком уровне – цивилизациями. Не определившись со своей идентичностью, люди не могут использовать политику для преследования собственных интересов. Мы узнаем, кем являемся, только после того, как нам становится известно, кем мы не являемся, и только затем мы узнаем, против кого мы» [1. с. 15].

 Необходимостью искать союзников в новом многополярном мире было продиктовано стремление России в реанимации евразийской идеи, на которую при Б. Ельцине Кремль не обращал никакого внимания. Именно по этой причине, идея Евразийского Союза, высказанная Н. Назарбаевым ровно двадцать лет назад на лекции в МГУ, обрела реальные черты 29 мая 2014 года в Астане, где президенты Казахстана, России и Белоруссии подписали договор о создании Евразийского экономического союза.

Исторические этапы этой интеграции всем известны, поэтому повторяться нет нужды [2. с. 82-85].

С момента создания Таможенного Союза в 2010 году официальная пресса уверяла население и общественность Казахстана в позитивных результатах вступления в данный союз. Мажорные и гламурные статьи по этой тематике буквально заполонили научные издания, прессу и публицистику. Сладоголосый хор раздавался на всех форумах и конференциях, посвященных евразийской интеграции. Эксперты и экономисты прогнозировали и даже обещали населению рост благосостояния граждан стран-членов ТС до 40 % к 2015 году [3. с. 77], а рост ВВП на душу населения до 15 000 долларов США к 2016 году [4. с. 163-165].

К сожалению, эти прогнозы не сбылись. И не могли сбыться. И  дело даже не в санкциях против России,  второй волне мирового кризиса и падении цен на нефть. Причины лежат гораздо глубже. Они в самой системной структуре экономик стран-членов ЕАЭС, среди которых экономика Казахстана – самая слабая по многим параметрам.

Одним из основных аргументов создания ЕАЭС было утверждение, что для казахстанского бизнеса открывается огромный рынок в 160 млн. человек.

Как считает казахстанский эксперт Д. Сатпаев, это было бы возможно, но при условии, что Казахстану есть что продавать, кроме своего сырья. А мы активно продаем России и Белоруссии главным образом именно сырье. Потом за валюту покупаем у них готовую продукцию, часть из которой также произведена из нашего же сырья: ГСМ, машины и оборудование, продукты питания, изделия из металлов и т.д. [5].

За первые 11 месяцев 2010 года объем торговли с партнерами по ТС вырос на 40%, при этом его доля составила почти 20% от общего товарооборота Казахстана [3. с. 76]. Со времени вступления страны в ТС импорт в Казахстане растет намного быстрее, чем экспорт. В 2012 году он вырос на 20 процентов с 37 до более 44 млрд. долларов, а экспорт повысился всего лишь на 5 процентов. За период с января по апрель 2013 года экспорт  сократился на 6,8% с 29,5 до 27,5 млрд. долларов по сравнению с тем же периодом 2012 года, а импорт, наоборот, увеличился на 9,4% до 13,8 млрд. долларов [6].Не очень радужно и в других отраслях. Например, доля иностранных компаний в таких высокодоходных отраслях промышленности, как нефтяная и горнорудная, значительно превышает долю самого Казахстана.  Растет рост импорта продовольствия, объем которого за прошлый год составил 4 миллиарда долларов. Импорт продовольствия в 2013 году составил - 80%  от всего потребляемого в стране, импорт других товаров - приближается к 100%.  Если такая тенденция сохранится, то через несколько лет, это грозит Казахстану экономической катастрофой.

Экономический рост, которым мы гордимся последние 10-15 лет, присутствует, но только за счет освоения и эксплуатации месторождений иностранными инвесторами.  Роль «развитой рыночной экономики» в этом достижении весьма условна. В Казахстане фактически рынок и свободная конкурентная среда отсутствуют. Экономика предельно монополизирована – в торговле продуктами питания, зерном, ГСМ и т.д.  Монополисты же обычно хотят ничего не делать, а получать не менее 100% прибыли. И как сопутствующие аспекты – низкая производительность труда (в несколько раз ниже, чем у китайцев) и постоянный рост цен. Финансово-монополистический клановый олигархизм в сочетании с «проклятием ресурсов» привели к практически полному отсутствию экспортной обрабатывающей промышленности. Согласно данным Агентства РК по  статистике, удельный вес обрабатывающей промышленности в ВВП страны в 2010 году составил 11,5%, доля ее реального экспорта – чуть выше 1%. [7. с. 75]. Рынок и производство в стране функционируют на очень низком и неконкурентоспособном уровне. Малый и средний бизнес в Казахстане  вынужден ограничиваться закупкой товаров в Китае и России и ее перепродажей оптовикам в Казахстане. Товарооборот в этом отношении довольно высокий, так как Казахстан, хотя ничего не производит, но очень активно потребляет - естественно, импортные товары, так как своих просто нет.  Отсюда и низкая востребованность национальной валюты в национальной экономике. Для импорта нужны доллары, евро, юани или рубли - но не тенге.

Эффект Гронингена – голландская болезнь.

 В экономике Казахстана – налицо так называемая голландская болезнь.В середине прошлого века в Голландии были обнаружены крупные месторождения природного газа. Страна начала в крупных масштабах осваивать этот сектор и приступила к экспорту газа в другие страны.  Рост доходов от экспорта привел к притоку иностранной валюты в страну, вследствие чего местная валюта гульден сильно укрепилась. Кроме того, возросшая покупательская способность населения создала большой спрос на товары и услуги, что стимулировало рост инфляции и увеличение объемов импорта.  Результатом «голландской болезни» становится бурный рост добывающего сектора и сферы услуг на фоне стагнации или падения производства в обрабатывающем секторе. Эффект усиливается ростом реального курса национальной валюты и повышением цен. В случае если «голландская болезнь» продолжается достаточно долго, местная обрабатывающая промышленность теряет конкурентоспособность на мировом рынке, а страна начинает значительно отставать в промышленном развитии от общемирового тренда. В конечном итоге, когда сырье заканчивается или цены на него падают, страна оказывается в тяжелом экономическом положении[6].

За двадцать лет независимости мы так и не смогли соскочить с нефтяной иглы. Несмотря на все различные программы диверсификации и ФИИР.  Как экспортировали нефть за рубеж, так и продолжаем. Проще говоря, нашим основным экономическим партнерам выгодно у нас покупать сырье, чем позволить нам заниматься его переработкой на месте. Этим можно объяснить, что в дополнение к доставшимся от советского периода трем нефтеперерабатывающим заводов так и не построили четвертый. Хотя о необходимости решения бензиновой проблемы говорилось в каждом президентском послании, начиная с марта 2009 года. В результате 40 процентов бензина в Казахстане российского производства. Помимо этого, Казахстан и так сильно зависит от России по другим позициям [5].

За 20 лет независимости мы так и не смогли создать свою отечественную промышленность. Те отрасли, которые занимаются переработкой не могут конкурировать с Россией и Белоруссией. 

В итоге все планы на огромный российский рынок рухнули, казахстанскому бизнесу он оказался не по зубам. Зато российский и белорусский бизнес получили полную свободу действий на рынке Казахстана. Они чувствуют себя в Казахстане весьма вольготно, в силу отсутствия реальной конкуренции. Сельское хозяйство Казахстана разоряется, не в силах противостоять дешевой продукции из Белоруссии, которая сохранила колхозный советский тип организации сельскохозяйственного производства. Когда то в советское время Казахстан обеспечивал продовольствием больше половины населения СССР, теперь же оказался не в состоянии прокормить себя. Между тем, некоторые эксперты предупреждали что, российский бизнес на два-три порядка лучше организован, более прагматичен, более агрессивен, обладает большими финансовыми ресурсами и стремится к активной экспансии и расширению своего влияния на рынке Казахстана [8. с. 72].  

Тем самым пришлось расстаться с еще одной иллюзией – надеждами на то, участие в ЕАЭС априори должно было повысить конкурентоспособность нашей экономики. Как отмечает Д. Сатпаев, это еще одна иллюзия и желание поставить телегу впереди лошади, так как ни один внешний игрок никогда не будет заинтересован в повышении конкурентоспособности Казахстана, который всех устраивает именно в качестве сырьевого придатка [5]. ЕАЭС представляет собой серьезный рынок сбыта, но Казахстан в нем будет в основном импортировать, так как не имеет собственной обрабатывающей промышленности. За 20 лет такого рода экспорты так и не были созданы, а теперь и не будут. В сложившейся системе Казахстан просто прижат к стенке — ограничения как ТС, так и ЕАЭС не дадут стране преодолеть «проклятие ресурсов» и создать свою экспортную промышленность, востребованную на международном рынке. Соответственно, Казахстан останется поставщиком углеводородов и сырья, но теперь эти процессы будут жестко управляться Москвой. Кому, сколько, какие энергоносители и по какой цене продавать — только по однозначному приказу из Кремля.

    Если государство имеет массу внутренних экономических и политических проблем, которые мешают быть ему конкурентоспособным в рамках глобальной экономики, то здесь никакой союз не поможет.

Еще сложнее создать работающее объединение неконкурентоспособных игроков, особенно если их экономика базируется на экспорте сырья. Два минуса тут не дают плюса. Высокий уровень коррупции, чрезмерное вмешательство государства в экономику, раздутый бюрократический аппарат, отсутствие полноценного рынка - эти проблемы характерны для всех участников ТС. Получается, что политические решения не подкрепляются полноценной экономической инфраструктурой для взаимодействия. Таким образом, наша страна не готова к участию в любом наднациональном объединении из-за угрозы полной потери суверенитета, в связи со своей низкой конкурентоспособностью и высоким уровнем коррупции [5].

Следующая иллюзия: ЕАЭС – это равноправный союз.  

Если посмотреть на действующие в мире интеграционные объединения, то в каждом из них присутствует один или два (формальных или неформальных) лидера, которые устанавливают свои правила игры для других. Конечно, всё это тоже прикрывается разговорами о равенстве. Но обычно музыку заказывает тот, кто сильнее.  К примеру в Евросоюзе есть свои лидеры – Германия и Франция. В случае с ТС и ЕЭС очевидно, что создать равноправный союз между одним сильным и двумя слабыми игроками невозможно: для этого участники должны иметь сопоставимые экономические параметры [5]. В ТС принятие решений определяется величиной ВВП и населения страны. Поэтому доминирующая и диктующая роль в нем принадлежит России. Заслугой наших и белорусских переговорщиков следует признать тот факт, что при создании ЕАЭС удалось отстоять иной принцип – одна страна – один голос. То есть паритетное представительство  и равноправие. Хотя бы формальное. Потому что на практике Москва по старой привычке играет роль первой скрипки. После введения западных санкций против России, Кремль в августе 2014 года ввел ответные продуктовые санкции против Запада, даже не поставив в известность своих партнеров по ТС. В ЕС вопрос введения санкций против России, пусть формально, но сначала был поставлен на обсуждение. Россия же не посчитала нужным советоваться со своими союзниками. Возникла череда конфликтов между членами ТС, связанных с запретом на украинские товары, затем с реэкспортом европейских товаров, которые в конечном итоге переросли в торговые войны. В результате товарооборот между странами ТС в течение 2014 года упал на 20%, а А. Лукашенко вернул таможню на белорусско-российскую границу.   

Кроме менторского тона Кремля существует еще и второй фактор различного понимания равноправия в новой интеграции. Некто в социальных сетях сравнил ЕАЭС с той самой повозкой из басни Крылова, где вместо лебедя – двуглавый российский мутант, в роли щуки – Белоруссия, а рак – олицетворяет Казахстан. Довольно удачное сравнение, поскольку прекрасно отражает действительность, в которой национальные интересы стран-участниц диаметрально противоположны и несоизмеримы как в количественном, так и в качественном аспектах. А национальные интересы действительны различны. Для Казахстана и Белоруссии ЕАЭС это в первую очередь и главным образом – экономический союз.

События на Украине ясно показали, что Россия не проводит никакой границы между геополитикой и геоэкономикой. По сути, всё началось с попыток Москвы затащить Украину в Таможенный союз. Ведь в случае успеха операции геополитический вес этого регионального объединения значительно бы возрос [5]. А народ Украины в подавляющем большинстве сделал свой выбор в пользу строительства европейского цивилизованного и правового государства.

Экономики без политики не бывает. Это азбучная истина. Любые интеграционные проекты являются воплощением политического курса. Для России ТС и ЕАЭС – это в первую очередь геополитический проект, который должен закрепить за ней роль региональной, а в идеале восстановить прежние лавры сверхдержавы времен СССР. Как отмечают многие эксперты, вызывает озабоченность стремление России преждевременно политизировать процесс формирования ЕАЭС, что порождает законную ответную реакцию в Минске и Астане [9. с. 39].  Как считает Д. Сатпаев, для России создание ТС, а затем и ЕАЭС также является одним из механизмов сдерживания экономической активности Китая в Центральной Азии. Кроме этого, Москву беспокоит и другой игрок в лице Турции, так как дальнейшее политическое и экономическое усиление этого государства на постсоветском пространстве действительно представляет угрозу для России [5].

Экономическая интеграция все быстрее приобретает политическую окраску. Серьезное беспокойство вызывают периодические высказывания официальных лиц российского государства о необходимости создания Евразийского парламента, различных наднациональных политических структур, введения единой валюты и т.д.

Некоторые российские аналитики уже утверждают, что мы будто бы отказались от своей многовекторности в пользу евразийской интеграции. [8. с. 74].

В ближайшее время ЕАЭС расширится за счет Армении, Кыргызстана, Таджикистана и возможно, Молдовы. Украина теперь уже  вступать не будет. С ней, точнее, теперь только с Восточной Украиной, будут выстраиваться отдельные отношения. Если Москва не аннексирует и Восточную Украину в ближайшие несколько лет. Многие аналитики считают, что без Украины ЕАЭС не состоится.

Что касается России, то, судя по постоянным заявлениям В. Путина, для Москвы более актуальным является новое противостояние с НАТО, которое продолжает расширяться на восток.  Для России это причина для беспокойства. Но для Казахстана проблемы НАТО вообще не существует. Очевидно, что все проблемы России с западным миром прямо или косвенно коснутся и Казахстана.

Во внешней политике Казахстан, после ряда дипломатических ошибок в начале российско-украинского конфликта, пытается вернуть имидж многовекторного государства. Можно констатировать, что международное право – это какое-то отвлеченное понятие. Существует право сильного государства, для которого международные обязательства пустой звук. Наша «ахиллесова пята» - это то, что республика сделала ставку лишь на гарантии международных договоров. То есть национальная безопасность РК зависит не от наших вооруженных сил, а от многочисленных международных соглашений. Таким образом, территориальная целостность страны держится на зыбкой почве - невмешательстве в наши внутренние дела стран, которые пока еще соблюдают в отношении нас международные договоренности. Это значит, что Казахстан очень уязвим, вне зависимости от того, с чьей стороны может возникнуть угроза [10].

            Выводы:

      1. Итоги предшествующего этапа движения к Евразийскому экономическому союзу — трехлетнее членство РК в Таможенном союзе — ясно показали неподготовленность отечественной экономики к такому пути развития. Из года в год существенно ухудшается сальдо торговли РК с Россией и Белоруссией. Во многом по причине участия Казахстана в ТС увеличивается дефицит бюджета, усиливается процесс разорения малого и среднего бизнеса, происходит опережающий рост цен и тарифов.

           2. Надежды на то, что ЕАЭС откроет нам необъятный российский рынок не оправдались по элементарной причине. Наши производственные мощности не рассчитаны на то, чтобы завалить российского соседа своей продукцией. Ряд отечественных аналитиков уверены в том,  что в составе союза мы уже никогда не сможем развить собственное производство.

        3. Казахстан в ЕАЭС останется сырьевым придатком, и в конечном итоге, потеряет экономическую, а затем и политическую независимость. России не нужен союзник, ей нужен жестко зависящий от нее подчиненный, и она не даст Казахстану создать свою обрабатывающую промышленность и выйти с ней на экспорт. Если бы речь шла о равноправном партнерстве, то Россия помогла бы создать такую промышленность в Казахстане – хотя бы в виде дочерних структур своих производителей и своих технологий. Последний пример – самый красноречивый. В марте текущего года Астана предложила Москве вариант транзита российского газа в Китай через трубопроводы Казахстана. В России решили строить новый газопровод «Силу Сибири» через Алтай, не считаясь с огромными затратами. Из чего следует вывод – Москва не доверят даже самому лояльному своему союзнику. Комментарии излишни.

4. Казахстан в этой евразийской игре – всего лишь пассивный наблюдатель. Он как импортировал 80% продукции, так и будет импортировать – теперь, правда, в основном из России. Цены вырастут, а качество товаров упадет, так как закупаться будут в основном российские товары – в рамках Таможенного союза. Но. Как известно, российские товары не выдерживают конкуренции с аналогами из Европы, а теперь уже уступают по качеству китайской продукции. Для России – Казахстан пусть маленький, но все же рынок сбыта своих товаров [9. с. 38].

5. С другой стороны, стоит ли нам покупать продукцию низкого качества? Что в России есть такого, чего мы с таким же успехом не можем купить в Китае, или в Европе, причем гораздо лучшего качества. Стоит ли нам строить и развивать отсталые российские технологии на своей территории?

6. Современный мир, и Казахстан не исключение, ориентируется на западные ценности. Не только в  плане уровня жизни и материальных благ, но и в смысле демократических ценностей.  Только такой путь позволяет развиваться стране. Выбирая ЕАЭС, мы отказываемся от интеграции с Западом, с которым у нас была специальная программа «Путь в Европу». По данным аналитиков Агентства по статистике РК, Казахстану выгоднее торговать с Европой и Китаем, чем с Россией.  Объем торговли Казахстана с ЕС в первом полугодии 2014 составил $ 28,4 млрд, а за весь прошлый год - $ 53,4 млрд, что составляет свыше 60% от всего товарооборота. Эти цифры говорят о том, что, несмотря на партнерство с Россией в рамках ТС, Казахстан не собирается ограничивать свои экономические связи ни с ЕС, ни с США. [10].

7. Создание ЕАЭС по сути символизирует крах казахстанской многовекторной политики. Для России создание ТС и ЕАЭС – это не столько экономический, сколько геополитический проект, который должен закрепить за ней роль региональной державы. Кроме того, Россия создала опасный прецедент, нарушив Будапештское соглашение 1994. которое гарантировало территориальную целостность Украины в случае отказа от ядерного оружия.

Именно поэтому поддержание Казахстаном геополитического баланса не должно прекращаться даже после вступления в ЕАЭС.

 8. ЕАЭС – это союз трех авторитарных лидеров. Единственный политический плюс этого союза – это то, что Путин, Лукашенко и Назарбаев не захотят делить власть с партнерами по союзу. Тем самым, тесной политической интеграции в ближайшее время не предвидится. По этой причине слова Ш. де Голля применимы к ЕАЭС: «Мечта о единой Европе – это утопия: невозможно приготовить омлет из яиц, сваренных вкрутую».

Со своей стороны, Россия ничего не сделала для того, чтобы стать притягательным центром для бывшего постсоветского пространства. Концепты «евразийства» и «Русского мира» никому не интересны. Особенно если принять во внимание современную внешнюю политику Кремля, которая, откровенно говоря, уже давно вышла за пределы добра и зла [11].

9. Вопрос вступления в ТС и ЕАЭС необходимо было провести путем всенародного референдума. На деле все прошло без обсуждения и дискуссии, без участия самого народа. Процесс интеграции оказался не подкреплен снизу за счет движения гражданского общества трех стран. Это опять же порождает риски для интеграционного объединения в случае естественной смены политических элит [12. с. 52].

10. В настоящее время в мире идет образование новых политических и экономических полюсов. В условиях глобализации без интеграции не может просуществовать ни одно государство, включая такую мировую державу, как США. Все страны экономически и финансово зависят друг от друга. Изначально евразийская интеграция задумывалась как способ совместного противостояния стран Евразии мировым экономическим катаклизмам, Но как считают отечественные аналитики, евразийский вектор интеграционных проектов приобрел слишком стремительный характер[12. с. 51].

Мы рано или поздно придем к пониманию и желанию строить с Россией интеграционные проекты. Но, видимо, и Казахстан, и Россия еще слишком мало пожили врозь. Надо еще пройти очень длинную историко-культурную, политическую дистанцию, прожить и преодолеть прошлое, чтобы говорить о чем-то большем. Пока же все интеграционные проекты Казахстана с Россией – это продолжающийся распад СССР, затянувшийся во времени развод. Оказалось, что для постсоветских стран есть только два формата расставания с прошлым: первый – конфликтный, как в случае с Грузией и Украиной, второй – наш. Быть может, наш путь, наш формат и не самый плохой? [11].

            ЛИТЕРАТУРА

1. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. Пер. с англ Т. Велимеева, М –АСТ, Москва, 2007. – 571 с., С. 15.

 2. Масатова Б.Б. Интеграционный потенциал СНГ: 20 лет сотрудничества и перспективы евразийства // «Қазақстандағы парламентаризм», международный научно-аналитический журнал. – 2011. - №. 4 (14). – С. 82-85.

 3. Лапин Н.С. Региональные интеграционные процессы – фактор конкурентоспособной экономики Казахстана // «Қазақстандағы парламентаризм», международный научно-аналитический журнал. – 2011. - №. 1 (11). – С. 76-79.

 4. Бажова Т. Двадцатилетний опыт сотрудничества // Осмысление 20 лет Независимости Казахстана: научное издание / Под ред. Е.К. Алиярова – Алматы: Казахстанский центр гуманитарно-политической конъюктуры, 2011. – 314 с., С. – 163-165.

 5. Сатпаев Д. Евразийский экономический союз – поезд или подлодка  [Электронный ресурс]/Режим доступа  http://forbes.kz/process/expertise/dosyim_satpaev_ evraziyskiy_ekonomicheskiy_soyuz_-_poezd_ili_podlodka  (19 марта 2015)

 6. Султанмуратов Н. Нефть в Казахстане: развитие или стагнация? [Электронный ресурс]/Режим доступа   http://www.sarap.kz/index.php/ru/pol-ob/pol-ec/405.html  (19 марта 2015)

 7. Гандрабура М.В., Куропатчик О.П. Развитие мер экономического протекционизма и потенциал повышения конкурентоспособности Таможенного Союза (ЕЭП) // «Қазақстандағы парламентаризм», международный научно-аналитический журнал. – 2011. - №. 3 (13). – С. 73-80.

 8. Альмагамбетова А.С., Аубакирова Д.К., Джамангулов К.Э., Медеуов Ж.К., Рысмагамбетова А.М. Выборы в России – выводы для Казахстана // «Қазақстандағы парламентаризм», международный научно-аналитический журнал. – 2011. - №. 1 (15). – С. 64-78.

 9. Кошанов А.К., Барсуков Ю.В. Казахстан в глобальном мире // Мысль, республиканский общественно-политический журнал. – 2014. - № 1. С. 36-39.

 10. Сатпаев Д. Казахстан как зал тревожного ожидания [Электронный ресурс] / Режим доступа  http://forbes.kz/process/expertise/dosyim_satpaev_kazahstan_ ak_zal_ trevojnogoojidaniya?utm_campaign=3919680&utm_medium=banner&utm_content=13067976&utm_source=news.mail.ru (12 декабря 2014)

 11. Сарым А. Кто мы для России – Мексика или Канада? [Электронный ресурс] / Режим доступа  http://www.ratel.kz/outlook/aydos_saryim_kto_myi_dlya_rossii_meksika _ili_kanada/ (26 января 2014)

 12. Жусупов С.Т. Геополитическое измерение национальной безопасности Казахстана в контексте евразийской интеграции // «Қазақстандағы парламентаризм», международный научно-аналитический журнал. – 2012. - №. 3 (17). – С. 50-53.

 

 

Шаймерден Газиз Иксангалиулы

   кандидат политических наук,

директор Костанайского филиала РОО АПИ

 

Подробнее ...

Динара Нурушева анализирует будущее нашего региона и Афганистана в свете ожидаемого в этом году вывода войск США из этой страны.

 Недавно мне представилась возможность побывать в Кабуле для участия в работе конференции по региональному сотрудничеству и Афганистану. Эта была пятая, финальная встреча, организованная независимым аналитическим центромDelhi Policy Group (DPG).

Встреча проходила в формате «дипломатии второй дорожки», собрав экс-послов, действующих политических деятелей, ученых и экспертов из Южной и Центральной Азии, и из самого Афганистана. Участники представляли Пакистан, Иран, Индию, Китая, Россию, Таджикистан и Казахстан. Не будучи специалистом по Афганистану, поделюсь некоторыми наблюдениями. 

В повестке конференции стояло много вопросов: проблемы стабилизации в стране и регионе, выборы, сотрудничество в энергетическом и экономическом секторах, борьба с наркотрафиком и другие.

“Если один орган поврежден, то страдает весь организм” – таков был один из ключевых тезисов афганских экспертов и политиков. Под органом они имели в виду свою родину, призывая соседей и международное сообщество оказать содействие в обеспечении стабильности в стране. Более того, один из спикеров даже подчеркнул, что если бы страны региона выступили гарантами безопасности, то необходимость подписания двухстороннего соглашения между США и Афганистаном свелась бы к минимуму. На данный момент спекуляции вокруг этого двухстороннего соглашения не вносят ясности в развитие ситуации после вывода американских войск в этом году. Особую роль тут играют взаимоотношения между Афганистаном и Пакистаном, натянутость в которых прослеживается на всех уровнях.

Позиции региональных организаций, таких как ШОС и ОДКБ, также нашли отражение в дискуссиях. ШОС рассматривается, главным образом, как китайский проект. К тому же эта организация, хотя и заявляет в списке своих целей (среди прочего) борьбу с терроризмом и наркотрафиком, позиционирует себя больше как экономическое, а не военно-политическое образование, и вряд ли готова принимать активное участие в стабилизации Афганистана.

Это, впрочем, не относится к самому Китаю, который уже активно инвестирует в экономику Афганистана, добился подписания ряда договоров в сырьевых отраслях, в том числе в нефтегазовой сфере. Эксперт из Китая подчеркнул, что его страна не поддерживает приход радикальных сил к власти в Афганистане, но в то же время «не желает никого обижать». Такой простоватый тезис объясняет прагматичную игру Китая, который поддерживает хорошие отношения с официальном правительством Карзая, но также ведет диалог с представителями Талибан, чтобы обезопасить себя в будущем, не исключая возможность их прихода к власти. Словом, роль Китая с его финансовыми ресурсами и потребностями в природных ресурсах велика

Что касается ОДКБ, она готова содействовать стабильности, но только удаленно, Россия и ОДКБ не намерены входить на территорию Афганистана – не без влияния исторической составляющей. Вместо этого, безопасность может быть обеспечена на границе Афганистана с постсоветской Центральной Азией. Также на сегодня пока не приходится говорить об эффективном сотрудничестве НАТО и ОДКБ — последняя по своей мощи, очевидно, не дотягивает уровнем.

Ни ЕС, ни США самостоятельно, без региональных игроков не способны в полной мере решить проблемы региональной безопасности послеhandover, который вызывает пессимистические ожидания в отношении развития ситуации после 2014 года. Все чаще и увереннее звучит мнение о том, что цели нахождения натовского контингента в Афганистане не были достигнуты. 

При обсуждении всех вопросов векторы дискуссии сходились на теме стабилизации. Будущее инвестиций представлялось экспертам весьма туманным. «Сперва нужна безопасность, и лишь потом можно говорить об экономических и инфраструктурных проектах», говорят они. С другой стороны, чем больше будет сторон, экономически заинтересованных в безопасности своих активов (как, например, Китай), тем более реальным и прикладным будет разговор о стабильности в стране.

Негативным фактором при оценке перспектив стабилизации выступает и чрезмерная зависимость государства от международной помощи – в 2010 г. ее объем составлял 97% от ВВП. К слову, она не всегда адекватно реализуется. Например,сотрудник ООН, которого мы встретили в аэропорту Кабула, привел пример одной из программ развития провинций, когда компьютеры установили в населенном пункте, лишенном электричества, с наполовину безграмотным населением и местными чиновниками, не имеющими ни малейших навыков работы на компьютере.

Однако особенно важна траектория развития, которую выберут власти Афганистана. В условиях упомянутогоAid Curse, или проклятия международной помощи, сложно говорить о положительных сдвигах в краткосрочной перспективе. Приток капитала, не обусловленный практически ничем, уже сформировал «благоприятную» среду для коррупции и иждивенчества.

Преимущества, конечно, получает только элита, имеющая доступ к освоению этого капитала. Многие ее представители получили образование на Западе (в них удивительно сочетаются открытость и гибкость с лукавством и консерватизмом). По другую сторону общества – народ, чьи проблемы остаются за пределами внимания политиков. Каждый день в Афганистане погибает 213 человек, а уровень насилия в 2013 году был выше по сравнению с предыдущим годом на 26%. Этот показатель ежегодно растет примерно на треть…

Материал опубликован на материал был опубликован на сайте www.blogbasta.kz

 http://blogbasta.kz/?p=2959

Подробнее ...

Қазақстан гуманитарлық-саяси конъюнктура орталығы 2013  жылдың 24 қыркүйек күні сағат 15.00-де, «Кең дала» бизес- орталығында (Достық даңғылы 38, Қарасай Батыр көш. қиылысы  мекен-жайында)«Кәсіподақтардың бүгіні мен жаңа заман талаптары» тақырыбына пікір алмасу алаңын өткізеді.

Қазіргі таңда кәсіподақтардың іс-әрекеті мен тиімділігі өзекті  және қоғамдағы көп талқыланатын мәселе болып отыр.  Экономикадағы жүйелі қайта жаңартулар мен мемлекеттің жаңа  әлеуметтік саясатын жүзеге асыру жағдайында кәсіподақтар  азаматтарды әлеуметтік қорғаудың ықпалды институттарының бірі  ретінде қарастырылуда. Бірақ бүгінгі қоғамда кәсіподақтарға деген  қатынас немқұрайлы деп айтуға болады. Көп жағдайларда  жұмысшылар тіпті олардың қызметі туралы хабарсыз. Сондықтан  кәсіподақтар жұмысының жаңа жүйелері мен тетіктерін  құрудың қажеттігі туындағаны анық. Дегенмен, осы мақсаттың  жүзеге асырылуы тек кәсіподақ қозғалысының айқын кемшіліктерін  жою арқылы мүмкін болады. Кәсіподақтардың рөлін арттыру қажет.  Олар мемлекеттік билік органдары мен жұмыс берушілердің шынайы  әлеуметтік әріптестеріне айналуы тиіс. Бүгінгі күні кәсіподақтарға  жекеше жұмыс істеуге болмайтындығы белгілі, керісінше, олар еңбек даулары мен әлеуметтік мәселелерді шешуде жауапты болуы керек. Әрине, еңбек жанжалдарын шешу тек кәсіподақтардың құзырында емес. Сол себепті қазіргі таңда өзара пікір алмасу кеңістігін арттыру қажет.

Қазіргі кезде Қазақстанда үш кәсіподақтық орталық, кең көлемдегі кәсіподақтардың майда ұйымдары қызмет істейді және жалдамалы жұмысшылардың тек үштен бірі ғана олардың мүшесі болып табылады.

Сонымен қатар, құқықтық нигилизм етек жаюда. Еңбек даулары барысында екі тарап та қалай пікір алмасуды, келісімге келуді, белгілі бір мәселелердің шешілу жолдарын білмейді. Қарым-қатынастарында әрдайым келіспеушілік пайда болатын еңбектік ұжымдарда кәсіподақтардың рөлдері әсіресе маңызды болып отыр. Көптеген жағдайларда кәсіподақтар толығымен кәсіпорын басшыларына тәуелді болады. Қазіргі таңда әлеуметтік шиеленістің қоғамда өсуі байқалуда. Олардың негізгі себебіне еңбек жанжалдары жатады. Көптеген жағдайларда осы секілді даулардың алдын алуда кәсіподақтардың жұмысы байқалмады. БАҚ-та кәсіподақтарға қатысты жағымсыз және сенбеушілік көзқарас байқалды.

Жанаөзендегі оқиғалар мен соның артынша елдің ірі еңбек ұжымдарындағы наразы көңіл-күйлердің артуы Қазақстандағы кәсіподақ қозғалысының жетілдіру қажеттігін қарқынды талқылауға алып келді.

Кәсіподақтар бүгінгі күні тек қана коммерциялық қызметпен айналысады деген пікір қалыптасты. Олардың қатарына белгілі бір демалу мен емделу орталықтарына жолдамаларды бөлу жатады. Негізінен кәсіподақтардың еншілігінде көптеген инфрақұрылым бар: қонақүйлер, санаторилер, т.б. Осыдан сұрақ туындайды: кәсіподақтардың қаржы ағындарын бақылау қалай жүзеге асырылуда?

Сонымен қатар, ҚР кәсіподақтарының федерациясы өткен жылы Халықаралық кәсіподақтар конфедерациясына (ХКК)кіруге өтініш жасады. Өтініш әлемдік кәсіподақтық қауымдастықта әркелкі реакцияға тап болды. Олардың тарапынан біздің кәсіподақтардың қазіргі жағдайына және жалпы олардың қызметтеріне қатаң сын айтылды. Қазақстандағы кәсіподақтардың ең ірі ресми бірлестігі Халықаралық кәсіподақ конфедерациясының қағидаттарына сай келуін анықтау мақсатында арнайы комиссия да келген болатын. Бұл шара жағымды нәтижеге ие болмады. Содан бері не өзгерді, осы саладағы жағдайды жақсартуда қандай шаралар қолға алынды?

Сондай-ақ, Еңбек және халықты әлеуметтік қорғау министрлігінің «Кәсіби одақтар туралы» заңнама жасауы да маңызды сәт болып табылады. Оның қазіргі заңнан қандай айырмашылығы бар, бұрынғы кемшіліктер ескерілді ме және шынайы болашағы қандай? Осы және басқа да өзекті мәселелер пікір алмасу алаңының барысында талқыланады.

Спикер:

  • http://www.sarap.kz/plugins/system/jat3/jat3/base-themes/default/images/bullet.gif); overflow: hidden; background-position: 20px 7px; background-repeat: no-repeat no-repeat;">Құсайынов Әбілғазы Қалиақпарұлы – Қазақстан Республикасы кәсіподақтар федерациясының төрағасы

Модератор:

  • http://www.sarap.kz/plugins/system/jat3/jat3/base-themes/default/images/bullet.gif); overflow: hidden; background-position: 20px 7px; background-repeat: no-repeat no-repeat;">Қалжеков Таттимбет Бауыржанович – Қазақстан гуманитарлық-саяси конъюнктура орталығының сарапшысы

Жұмыс тілдері: қазақ, орыс

Қатысуыңызды 2013 жылдың 23 қыркүйегіне дейін растап, хабар беруіңізді сұраймыз. тел/факс: +7(727)3758818, 8 7781172363 немесе электрондық поштаға Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра."> Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Подробнее ...


 

       

 

 Во второй половине ХХ века в то время когда в Европе происходили интеграционные процессы, в СССР, наоборот, нарастал политический кризис и застой в экономике, последовавший его распадом. Как следствие, на Евразийском пространстве образовались новые суверенные государства, которые самостоятельно начали «выживать» и «становиться на ноги», отбросив прежние связи с центральной властью в Москве. Таким образом, процесс дезинтеграции в Евразии констатировал с межгосударственным объединением в Европе, которое на сегодняшний день представлен в виде уникального регионального интеграционного объединения - Европейского Союза [1], прошедшего путь от организации отраслевого сотрудничества до введения единой региональной валюты. Не скрыть тот факт, что развитие сотрудничества в региональных интеграционных объединениях в экономической и политической сферах становится весомым фактором укрепления политической и экономической безопасности, что ведет к формированию многополюсного мира, являющимся более устойчивым и эффективным к противостоянию различных угроз.

 Для стран Евразии, отдаленных от Европы, делающих их невозможным вступить в Евросоюз, появилась идея образования своей региональной интеграции для укрепления экономики на постсоветском пространстве. Вообще «Евразианизм» [2] как политическая идеология появилась в России после Русской Революции 1917 года, однако была полностью не разработана. В 1991 году после распада Советского Союза дебаты о «евразианизме» возобновились, разделяясь на тех, кто предпочитал интеграцию с Западной  Европой и США, и на тех, кто яро спорил, что Россия должна в противовес Западу, доминировать над Украиной, Беларусь, Центральной Азией и Кавказом. На сегодняшний день вопрос стоит о восстановлении постсоветского пространства, акцентируясь на экономических тесных взаимоотношениях между странами. Но, действительно ли, данная региональная интеграция имеет неполитический характер - бурно обсуждается и на Западе, и на всем постсоветском пространстве. Поэтому процесс образования Евразийского Экономического Союза, принятый главами трех государств: России, Казахстан и Беларусь претерпевает как опасение и критику, так поддержку и одобрение со стороны государственных и негосударственных институтов, народа, отдельных лиц. В данной статье автором проанализированы материалы из разных источников, а также описаны преимущества и недостатки образования Евразийского Экономического Союза для стран-членов.

Выгоды и потери от Таможенного союза

Евразийский Союз основан на двух главных документах: Таможенный кодекс и Единый договор о Таможенном союзе и Едином Экономическом Пространстве. Постоянно действующим наднациональным регулирующим органом Таможенного союза и Единого Экономического Пространства является Евразийская Экономическая Комиссия, начавшая свою работу со 2 февраля 2012 года.

Если говорить об успехе Таможенного Союза Россия-Беларусь-Казахстан, начавшего свою реализацию в 2010 году, то основными моментами являются развитие общего Таможенного кодекса и законодательства, создание наднационального регулирующего органа - Евразийской Экономической Комиссии [3]. Тем не менее, Таможенный Союз имеет ряд серьезных проблем как в транзитности, так и в структурности. Осталось также много «белых пятен» и в правовых вопросах. Не избежать того, что каждая страна-участница имеет свои мотивы и приоритеты для экономической интеграции. Поэтому важным моментом является поддержание и улучшение механизмов Таможенного Союза в том, чтобы не было доминирования Российской стороны, как опасаются аналитики. Это означает, что некоторые решения могут быть противоречащими интересам России и каждая страна-участница имеет возможность предложить отмену любого решения, если они не согласны с ним. Более того, недавнее замедление экономики в России беспокоят некоторых экспертов, поскольку территория России намного больше территории Казахстана и Беларусь, то и размеры Российской экономики прямо пропорционально влияют на успех интеграционного проекта. В дополнение к перечисленным проблемам, в области экономической интеграции не хватает специалистов.

Рассмотрим некоторые недостатки и преимущества Таможенного союза по отношению к Казахстану. Во-первых, массовый наплыв российских и белорусских товаров в пищевой, текстильной, мебельной промышленностях, безусловно, стесняет казахстанских производителей. Российские и белорусские товаропроизводители обладают более мощными предприятиями, чьи производственные возможности превышают казахстанских товаропроизводителей. Более того, казахстанские товары уступают в качестве.

К примеру, казахстанский сок, представленный в Красноярске, по мнению специалистов красноярского центра стандартизации и метрологии (ЦСМ) оказался некачественным и вредным. Но вспомним, что произошло с украинскими конфетами Roshen, ввоз которых был также запрещен Роспотребнадзором на территорию России, так как в этих конфетах оказались вредныевещества [4].Тем не менее, Казахстан и Беларусь импорт конфет Roshen запрещать не стали. Возможно, запрет каких-либо товаров из-за вредных веществ являются либо политической игрой и «давлением» на государство, либо действительно система оценок качества товаров у трех стран отличаются.

Согласно исследованию Всемирного Банка, Казахстан фактически потерял доходы на душу населения за 2011 год, в основном из-за высоких внешних тарифов Таможенного союза, которые также препятствуют диверсификации торговли. Также есть мнение, что от вступления в ТС выиграли только крупные экспортеры полезных ископаемых. Однако стоит учесть, что текущие наблюдаемые результаты Таможенного союза получены за краткосрочный период, и аналитикам нужно подождать хотя бы до 2015 года, чтобы получить твердое понимание того, что будет в долгосрочной перспективе от Таможенного союза и Единого экономического пространства.

При рассмотрении преимуществ Таможенного союза и экономической интеграции, отметим, что в то же время деление рынка с Беларусь и Россией идет на пользу национальной экономике, так как повышается конкурентоспособность экономик, способствующее качественному развитию казахстанского предпринимательства. Более того, необходимо отметить, что для иностранных компаний открываются перспективы в казахстанский рынок в виде беспрепятственного направления своих товаров в страны «таможенной тройки».

Экономическое сотрудничество и(ли) возвращение в рабское прошлое?

Что касается политических вопросов Евразийского экономического союза, то здесь неоднозначные предположения и даже обвинения со стороны западного СМИ в империалистическом настроении Российского Президента.

Согласно западным источникам, США расценивает идеи Евразийской экономической интеграции как попытку восстановления доминирующей роли Российской Федерации по типу Советского Союза среди бывших стран СССР. К примеру, А. Коухен [5] в своей статье размышляет о том, что Евразийский Союз может поставить под угрозу стабильность в регионе и подорвать экономическую и политическую свободу в Восточной Европе и Центральной Азии. Более того, Евразийский союз (ЕАС) также может повлиять на суверенитет, независимость и политическую ориентацию соседних стран. Также А.Коухен предполагает, что Евразийский Союз может нанести ущерб экономике соседних стран-неучастниц.

 Однако, Президент Республики Казахстан, Н.А. Назарбаев, отметил, что основными критериями союзного формирования Евразии должны базироваться на «экономическом прагматизме», «добровольности интеграции», «принципах равенства», «невмешательства во внутренние дела друг друга, и уважения суверенитета и неприкосновенности государственных границ». Более того, по материалам Королевского Института Международных Отношений (Royal Institute of International Affairs[6] известно, что представители Евразийской экономической комиссии ясно дали понять: Евразийская экономическая интеграция - это не политическая, военная и не организация по безопасности. К тому же, проблемы государственного управления, права человека и защиты не будут обсуждаться Евразийским экономическим союзом. Однако важно обсудить правовые вопросы, упущение которых могут ослабить экономическую интеграцию, к примеру, защита прав собственности в Таможенном союзе.

Тем не менее, Джуди Шелтон [7], экономист и вице-председатель совета директоров американского Национального фонда демократии, в своем интервью считает, что любое бывшее советское государство должно думать о будущем своей страны и вспоминать историю, помнить, что принуждение было движущей силой в прошлом, и оно уже используется сегодня Москвой в предложении Таможенного союза – это эхо предыдущего опыта. Страны должны быть насторожены по поводу того, что Россия упрощает присоединение, без юридических и политических реформ, и не требует от стран сосредоточиться на росте верховенства закона или борьбе с коррупцией.

Настороженность и недоверие к союзному процессу с Россией присутствует и у отдельных казахстанских политологов и национал-патриотов, считающих, что экономическая интеграция неизбежно приведет к потере с трудом достигнутого суверенитета нашей страны. Данное недоверие к Российскому государству оправдано многолетней империалистической и советской историей, в котором выпало много страданий на долю Казахстана. Тем не менее, другие считают, что Евразийский Союз – это экономическая интеграция постсоветского пространства на основе общности истории, языка, культуры, менталитета. В современном мире не обойтись без регионализации и экономической интеграции, и если Россия действительно настроена на положительное и долгосрочное сотрудничество с Казахстаном, то ей необходимо доказать, что проект Евразийского Экономического Союза – это совершенно новый тип интеграции постсоветских государств, основанный на нерушимости законодательства и исключающий давление и доминирование власти в Москве.

Но к удивлению, в России также есть сомнения по поводу союза с Центрально-Азиатскими странами. К примеру, российские либералы придерживаются мнения, что интеграция с Центральной Азией не улучшит экономическую ситуацию в России и является неперспективной, наоборот, нужно стремиться к интенсивному сотрудничеству с Западом. Более того, по мнению некоторых экспертов, нарождающемуся Евразийскому союзу предстоит существовать в условиях всплеска нестабильности в Центральной Азии [8], в условиях критического обострения вызовов и угроз, исходящих из этого региона. Более того, по последним данным, Россия стала вторым [9] из наиболее популярных стран мира для мигрантов, сообщается в докладе ООН.По словам У. Эргешбаева[10], современная внешняя трудовая миграция выгодна для стран Центральной Азии, в частности Таджикистану, Кыргызстану и Узбекистану, и если они вступят в Единое Экономическое пространство, то это будет решением многих острых социально-экономических проблем в этих странах. Согласно У. Эргешбаеву, приток трудовых мигрантов для принимающих стран имеют больше положительных сторон, чем отрицательных, к примеру, дешевая рабочая сила, решение демографических проблем.

Расширение Евразийского экономического пространства за счет Кыргызстана достаточно реалистична, поскольку Республика Кыргызстан внесла официальную заявку на присоединение. Таджикистан также является потенциальным участником интеграции, где проводятся подготовительные работы по вступлению. Кроме этих двух стран, Таможенный союз и Единое экономическое пространство являются привлекательными для Армении, не имеющую общую границу с Евразийским объединением. Армения уже заявила о своем намерении войти в состав Евразийского Союза, не секрет, что она экономически зависима от Москвы. Ведь Россия - это главный торговый партнер Армении, которой принадлежит 80 процентов ее энергетических ресурсов. Но, маловероятно, вступление Азербайджана в состав Евразийского Союза с учетом его конфликтов с Арменией, более того, Азербайджан в настоящее время проводит многовекторную политику. Украина и Грузия твердо взяли курс на присоединение к Евросоюзу. Грузия в 2008 году полностью отторглась от России и даже разорвала дипломатические связи из-за войны 2008 года из-за Южной Осетии. Южная Осетия (объявившая себя независимой республикой), в свою очередь, приветствует Евразийский союз, но проблемой является то, что она не признана международным сообществом, исключая Россию и несколько маленьких государств-островов. Для ее присоединения необходимы хотя бы признание ее независимости Казахстаном и Беларусь. Что касается Украины, то в 2003 году Украина вместе с Россией, Казахстаном и Беларусь заявляли о намерении сформировать Единое экономическое  пространство, подписав соответствующее соглашение, но позже Украина отказалась от данного объединения, в результате чего Россия оказывала на нее давления в виде торговых войн.Нейтральные Узбекистан и Туркменистан проводят политику экономической и политической эмансипации от России. На круглом столе в Москве, организованной партией Единая Россия, политолог Дмитрий Орлов предложил расширить членство Евразийского Союза не только на страны постсоветского пространства, но и включить такие государства, которые исторически или культурно были близки к России: Финляндия, Венгрия, Чешская Республика, Болгария, Вьетнам, Монголия, Куба и Венесуэла.

Таким образом, Таможенный союз Беларусь-Казахстан-Россия уже является частью экономической интеграции между тремя государствами-членами, и Евразийский союз будет продолжением Таможенного союза. Завершенный вид Евразийского Экономического Союза представляет собой единые технические регламенты и тарифы в странах-участниках, взаимное согласование трудового и миграционного законодательств. Более того, страны-участники Евразийского экономического пространства будут развивать единую банковскую систему, где национальные банки и кредитные учреждения будут действовать в рамках единого денежно-кредитного механизма. Конечно, все это требует планирования и тщательной подготовки, внедрения, мониторинга, систематизации. Да и немало времени потребуется для эффективного и качественного преобразования.

В современном мире процесс регионализации стал общемировой тенденцией. Его не избежать, и от экономической интеграции не стоит вести политику изоляционизма. Ведь для укрепления политической и экономической безопасности успешное взаимодействие и сотрудничество стран в региональном экономическом пространстве необходимы. Переживания и недоверие к Евразийскому Экономическому Союзу – это здоровая реакция людей, ведь насколько мы помним свою многовековую историю, то России еще не приходилось иметь возможность взаимодействовать с постсоветскими странами на принципах равенства и невмешательства во внутренние дела государства. Однако если Евразийский Экономический Союз станет новым началом в истории постсоветского пространства, стран-участников ожидают светлое перспективное будущее, ведь в основе создания Евразийского Экономического Союза как региональной интеграции лежит понимание того, что вместе страны-участники сделают экономику предсказуемой, снизят негативные последствия глобальной нестабильности и обеспечат новые механизмы глобального управления. 



[1] Казахстанский институт стратегических исследований при Президенте РК, «Интеграционные процессы в Евразийском пространстве и современный мир: Материалы международной научно-практической конференции», Алматы, 2012 год. – 234 с.

[2]Chatham House, «Eurasian Economic Integration: Rhetoric and Reality: roundtable seminar», 18 July 2013

[3] Евразийская Экономическая Комиссия (ЭЕК) от 14.09.2013, доступно на    http://www.eurasiancommission.org/ru/Pages/about.aspx               

[4]Tengrinews: Украинский политолог узрел признаки возможного выхода Казахстана из ТС, доступно на   http://news.mail.ru/inworld/kazakhstan/economics/14509357/

[5] A. Cohen, «Russia’s Eurasian Union Could Endanger the Neighborhood and U.S. Interests», The Heritage Foundation: Leadership for America, No.2804. -  June 14, 2013

[6] Chatham House, «Eurasian Economic Integration: Rhetoric and Reality: roundtable seminar», 18 July 2013

[7] Интервью Джуди Шелтон, экономист и вице-председатель совета директоров американского Национального фонда демократии, доступно на    http://news.nur.kz/280170.html

[8] Геополитика: Евразийский план Владимира Путина, доступно на    http://win.ru/geopolitika/1318846039

[9] Информационное агентство "Регнум", доступно на     http://regnum.ru/news/polit/1706497.html

[10] Эргешбаев У.Ж., Современная трудовая миграция населения стран Центральной Азии в Россию, 2009 год. Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: История. Политология. Экономика. Информатика, Том 7, Номер выпуска 10-1-1.

Шұғыла Килыбаева

 Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Подробнее ...

На  этой неделе в Алматы прошел круглый стол “Политическое и  социально-экономическое устройство Казахстана - каким ему быть?”.  Мероприятие стало вторым в рамках подготовки инициированного партией  ОСДП Общенационального курултая - конгресса “Ради будущего Казахстана” (пожалуйста, Панорама №10,               2012 г.).

Подробнее ...


“Будущее – это тщательно обезвреженное настоящее”.

Аркадий и Борис Стругацкие

“Дайте нам рецепты!” – примерно так можно сформулировать запрос организаторов экспертного обсуждения “Политическое и социально-экономическое устройство Казахстана – каким ему быть?”.

Подробнее ...


«А у нас вчера в подъезде лампу выкрутили и окно разбили, вчера я еще сомневался, но после данной статьи точно понял: это Аблязов». Это написал посетитель одного из форумов, на котором обсуждался предотвращенный теракт.

 Под статьей имелось в виду сообщение о том, что КНБ РК предотвратил готовящиеся в Алматы террористические акты.

Подробнее ...


Страница 1 из 15