23Апрель2019

07 Июнь 2013 Автор 

Что ждет Казахстан после Назарбаева

На втором экспертном обсуждении был вынесен вердикт: надеяться на реформаторский потенциал власти нереально

Третьего апреля в рамках подготовки к общенациональному курултаю «Ради будущего Казахстана» в Алма-Ате состоялось второе экспертное обсуждение под названием «Политическое и социально-экономическое устройство Казахстана – каким ему быть?».

 

Жармахан Туякбай, председатель Общенациональной социал-демократической партии:

 - Сегодня мы должны определить вопросы, касающиеся политического и социально-экономического устройства Казахстана. Каким он должен быть, чтобы преодолеть те риски, опасности, огромные рифы, которые ждут нас впереди. Разумеется, сегодняшняя власть наверняка скептически относится к инициативам, которые исходят от общества. Мы достаточно хорошо поняли и убедились, что существующая власть в политическом и интеллектуальном плане находится в глубочайшем кризисе.

Иначе по-другому нельзя объяснить ту жесткую реакцию на недовольство, протесты народа, закончившиеся кровью и репрессиями. Тем не менее мы должны предложить этой власти, какой должна быть наша страна. Мы должны найти рецепты, которые помогли бы пройти сложный переходный постназарбаевский период.

Петр Своик, член президиума ОСДП, выступил с докладом «Политическое устройство Казахстана через призму экономики»:

 - Президентская идеологема «сначала экономика, потом политика» ложится и в основу рассуждений о политико-экономическом устройстве Казахстана «после Назарбаева». Действительно, общественное телевидение, свобода митингов и демонстраций, беспрепятственная регистрация партий и честные выборы — не цель, а средства. Тогда как цель мы тоже можем позаимствовать из президентских установок: экономическое и социальное развитие на благо всех казахстанцев. Осталось сравнить, насколько социально-экономическая отдача власти соответствует ее же декларациям, и уже в зависимости от этого делать выводы, какая политическая реконструкция нам нужна. Собственно же экономика характеризуется чрезвычайной внешней зависимостью. Так, в 2011 году экспорт достиг 93,3 млрд долларов – это примерно 58% от всего ВВП. С учетом же транспорта, связи и другого обслуживания производство «на вывоз»  формирует более трех четвертей национального продукта.

 Рассматривая же ВВП в потребительском разрезе, увидим другую  системообразующую отрасль – дистрибьюцию иностранных товаров. В том же 2011 году импорт составил 52,6 млрд долларов – треть от ВВП. Опять-таки с учетом транспортной и торговой инфраструктуры внешний завоз формирует более половины национального продукта. Казахстан производит в основном то, чего не потребляет, и потребляет то, чего не производит. Национальной экономики как связного производственно-потребительского целого у нас нет. В производственном смысле мы есть территория для добычи и вывоза на рынки Европы, России и Китая природного сырья. В потребительском же смысле мы – периферия для сбыта китайских, российских и европейских товаров. С 2000 по 2012 год Казахстан экспортировал сырья на 470 млрд долларов, на импорт же потрачено 340 млрд долларов. То есть три четверти выручки от продажи невосполнимых природных ресурсов ушли, чтобы пропить, проесть, проездить и проносить товары, изготовленные в других странах.

 Сырьевая экономика Казахстана не столько национальная, сколько внешняя. Собственность и управление в основном иностранные, инвестирование же и кредитование – иностранные полностью. Собственно, сама политическая система Казахстана национальная лишь по этническому составу. Тогда как содержательно казахская власть осуществляет именно внешнее управление территорией, ресурсами и населением. Начиная с того, что лица из высшего эшелона непосредственно аффилированы с экспортно-сырьевым бизнесом, основные доходы от которого оседают за границей, они, как правило, имеют там крупную недвижимость и «запасное» гражданство. Как раз такая внешняя зависимость и является главным ресурсом наших властьпридержащих. Как говорится, ничего личного — только бизнес. Бизнес же по вывозу ресурсов эффективен как раз при авторитарном олигархическом клановом режиме.

 Следующая важная констатация: как раз таки либеральные рыночные постулаты работают не на повышение индустриально-инновационного и  социального качества казахской экономики, а наоборот. Наш рынок таков, что не создает стимулов ни для углубленной переработки сырья, ни для размещения здесь товарных производств мировых производителей. И тому есть объективные причины: громадная территория, суровый климат, немногочисленное, неплатежеспособное население с низкой квалификацией.

 Например, в производстве упомянутых трех четвертей ориентированного на экспорт ВВП задействовано всего-то 4% (!) трудоспособного населения. Для всех нефтепромыслов, шахт, рудников и металлургических заводов требуется не более 350 тысяч работников.

 Зато не менее 40% трудового населения занято на поставках и торговле китайских, российских, корейских и турецких товаров.

 Замкнутый круг: неизменность политического устройства гарантирует Казахстану и неизменность пребывания в роли сырьевого придатка. Выход нам подсказывает президентская формула «сначала экономика, потом политика».

 Для поворота экономики на развитие собственной страны необходимо не только полное переформатирование политической системы, кардинально должно трансформироваться и общественное сознание. Начиная с того, что фактически колониальный наш статус поддерживается отнюдь не тайным сговором американо-европейской и китайско-российской метрополиями, а нами самими. Фактический гарант нашей ресурсной эксплуатации – покорное (на бытовом) и охотное (на элитном уровне) признание привнесенных извне идей рыночной экономики в качестве универсальных, вечных и  приоритетных ценностей. Выдвижение коммерции на государственный уровень привело к распродаже самого государства. Поэтому в состязании левых и правых идеологий на лидирующие позиции должны выйти социал-демократы. Наличие же в будущем парламенте сильной либеральной оппозиции — тоже есть одно из условий нашего благополучного будущего.

 Ситуация в стране пока «зависшая», у нас явный политический кризис, но он никак не обозначен. Режим бьет по радикалам, ослабляя тем самым и себя. Диалог с режимом необходим для сохранения мира и стабильности в нашей стране. Надеяться на реформаторский потенциал власти нереально. После Назарбаева власть будет разделена между олигархическими кланами, сориентированными на российско-китайско-европейские метрополии. Возможно, будет хунта, возможно, следующий президент сможет стать диктатором или будет технической фигурой — сущность режима от этого не изменится. Основой стабильности станет еще большее укоренение в Казахстане иностранных собственников и управляющих.

Талгат Мамыраимов, вице-президент Казахстанского центра гуманитарно-политической конъюнктуры, выступил с докладом «Перспективные направления демократического транзита казахстанского политического режима»:

 - На прошлом экспертном заседании пришли к выводу о необходимости модернизации политической системы. Применительно к нашей политической практике данная задача разрешима в первую очередь посредством демократического транзита нашего политического режима.

 В настоящее время в нашей стране государственное управление сверхцентрализованное. Все нити управления государством находятся в руках одного человека (не случайно суперпрезидентскую республику рассматривают как один из видов авторитаризма). По-иному говоря, политический процесс в Казахстане реализуется в форме ручного управления. И такая практика во многом оправдана. Потому что таким образом мы довольно продолжительное время избегаем регионализации политического процесса, федерализации нашего государства, которые могли бы произойти в первую очередь за счет действий региональных элит.

 Но уже назрело время создать прочный каркас управления государством, который не будет зависеть от дееспособности одного человека. Тем более что к настоящему моменту начала складываться ситуация, когда Акорда уже не контролирует в полной мере многие структурные звенья политического процесса в Казахстане. Демократический транзит в Казахстане должен коснуться в первую очередь партийной, избирательной систем, а также способов, методов разработки и принятия решений, касающихся государства, общества.

 При этом транзит политического режима должен создать надежные механизмы, способные воспрепятствовать диктату региональных элит своих условий в политическом процессе. События в Жанаозене — одно из проявлений этого.

 В целом принято выделять две модели борьбы за политическое будущее государства. В первой, «кооперативной», модели придерживаются постепенной и последовательной либерализации политического режима, с аккуратным переформатированием старых политических институтов, сохранением в них позитивных черт. Вторая модель ориентирована на резкую либерализацию, распад прежней системы политических институтов и внедрение любой ценой новой политической системы. Вполне очевидно, что в наших условиях вторая модель пагубна и может привести к развязыванию острого конфликта между новой и старой политической элитой. Опыт соседнего Кыргызстана показал, что это приведет к хаосу.

 Иначе говоря, для Казахстана наиболее приемлема диалектическая модель перехода от авторитаризма к демократии (автор трех моделей  — классической, линейной; циклической и диалектической — перехода от авторитаризма к демократии — С. Хантингтон.) Данная модель, как известно, так же как и циклическая, «характеризуется нестабильностью переходных политических режимов, но здесь переход к демократии осуществляется под влиянием уже достаточно созревших для нее внутренних предпосылок», среди которых наиболее очевидные на примере Казахстана – это высокий уровень образования, рационализма и индивидуализма граждан, значительные успехи экономического развития. Исходя из этого, основными и наиболее необходимыми политическими мерами в направлении демо-кратического транзита в нашей стране видятся следующие действия.

 Во-первых, для ограничения президентской власти, полноценного развития партий, их участия в политическом процессе государства необходимо деятельность кабинета министров сделать подконтрольной Мажилису. То есть премьер-министр, члены его кабинета должны избираться доминирующими фракциями нижней палаты парламента. При этом основным приоритетом кабинета министров будет реализация прежних функций с параллельной передачей ему всех полномочий для ликвидации ФНБ «Самрук-Казына».

 Во-вторых, Сенат по-прежнему должен сохранить позиции негласного представителя президента в парламенте в качестве системы сдержек и противовесов по отношению к Мажилису. Сохранение президентской квоты при назначении сенаторов может стать основой для подконтрольности данной палаты парламента главе государства.

 В-третьих, целесообразно назначение акимов оставить под контролем президента и его администрации. Иначе говоря, в данном случае мы получим систему сдержек и противовесов на уровне исполнительной ветви власти.

 В-четвертых, необходимо создание полноценных субъектов местного самоуправления. Применительно к Казахстану наиболее оптимальной моделью местного здесь может быть сочетание основных принципов англосаксонского и континентального подходов. Главной характерной чертой англосаксонской модели является высокая самостоятельность органов местного самоуправления от государственной власти в рамках законодательства. В континентальной модели органы местного самоуправления в своей деятельности существенно ограничены государством. В этой модели на местах также комбинируется сочетание местного самоуправления и местных государственных администраций. В случае с предлагаемым вариантом трансформации политического режима – это будет сочетание акиматов и маслихатов на местах.

 Представляется, что Сенат может стать органом, координирующим деятельность местного самоуправления. И таких прецедентов, когда властные полномочия органам местного самоуправления предоставляются парламентом, немало. Например, такая практика есть в Великобритании.

 В-пятых, действующая на выборах в Мажилис пропорциональная избирательная система препятствует прохождению в парламент партий, не обладающих достаточными материальными и административными ресурсами. В этом случае для более тесной связи парламентариев с электоратом видится полный переход на мажоритарную систему выборов депутатов Мажилиса, так как мажоритарная система наиболее адекватна для прямого представительства интересов жителей в парламенте. Главной характеристикой полупрезидентского правления считают то состояние, когда избранный на всеобщих выборах президент сосуществует «вместе с премьер-министром, ответственным перед парламентом». Такая форма правления присуща пятой части государств мира. Разумеется, это не значит, что данная модель является наиболее приемлемой для Казахстана. Но, как говорится, из обилия альтернативных путей можно, по крайней мере, выработать адекватную модель политического развития Казахстана.

Серикболсын Абдильдин:

 - Тот, кто говорит о том, что политика вторична, экономика первична, сам начинает с политики. На заре независимости президент ставил задачу поднять малый и средний бизнес до 70%, но мы топчемся на том же месте. Теперь на 2020 год он ставит задачу поднять его до 40%. Главный показатель экономики – это сектор, который работает для внутреннего рынка и обеспечивает экономическую безопасность страны. Президент декларировал на весь мир, что ВВП РК вырос в 12 раз. Это безграмотность. Потому что ВВП исчисляется в текущих ценах, а текущие цены и курс валют меняются. Если вести счет со дня введения национальной валюты, то на сегодняшний день тенге девальвировался в 32 раза. Откуда могут быть сопоставимые объемы роста ВВП в 12 раз? Информация о том, что экономика растет, одурачивает людей…

 Теперь поговорим о демократии. Все мы декларировали свободу человека, гражданина. А есть эта свобода? Приведу пример из  одного исследования. Из 100 опрошенных лишь 12 ответили, что могут свободно и открыто высказать свое мнение по политическим вопросам. Курултай призван объяснить людям то, что мы имеем. Обосновать то, что нам нужно. К следующей встрече предлагаю написать проект концепции государственной власти, главенствующей в которой должна быть парламентско-президентская форма. Так как по большому счету от «суперпрезидентской» формы правления Казахстан ничего не имеет. Свои богатства распродал, численность населения сокращена, каждый второй человек не имеет постоянного места работы. А еще мы знаем, какие борцы ушли из рядов оппозиции, мы знаем, как их убивали. О каких заслугах нынешнего режима можно вести разговор? Я считаю, что нужно менять Конституцию, снять все законы, охраняющие самого Назарбаева и его счета. Третье – нужно добиться прозрачности Национального фонда. Также необходимо поднять вопрос о Конституционном суде.  

P.S. Прослушав множество выступлений (мы не стали их публиковать — Ред.), я не могла отделаться от ощущения, что на несколько часов окунулась в компанию оторванных от реальности демагогов, припомнилось и стихотворение В. Маяковского «Прозаседавшиеся». О чем я напрямую и сказала г-ну Ж. Туякбаю, на что он ответил: «Поэтому я их и перебил, потребовав озвучить более конкретные предложения. Конечно, выступающие будут осторожны в высказываниях, ведь они волнуются за завтрашний день, за получение грантов. Но мы должны их выслушать, так как если в прозвучавших докладах найдем хоть одно рациональное зерно, включим его в резолюцию курултая. Докладчики не бойцы, не политики, а политологи, мы пригласили их дать экспертную оценку ситуации в стране, рекомендации, чтобы совместно найти выход из тупиковой ситуации. Во власти есть горячие головы, которые готовы отстреливаться до последнего патрона. Но и в народе созрела мощная непримиримая масса, готовая смести эту власть…».

Записала  Зифа САФАРГАЛИЕВА

Интернет-газета «Новая Газета-Казахстан» от 5 апреля 2012 г. //http://www.novgaz.com/index.php/2-news/365-внешнее-управление-территорией



sarap.kz

Барлық құқықтар қорғалған. Толық немесе жартылай материалдарды пайдаланған жағдайда www.sarap.kzсайтына және мақаланың авторына сілтеме жасау міндетті.