20Январь2019

07 Июнь 2013 Автор 

Политические факторы и степень их влияния на характер межэтнических отношений в Казахстане

Согласно многочисленным социологическим исследованиям межэтнические отношения в Казахстане носят довольно позитивный характер. Во многом это обеспечивается, на наш взгляд, высоким уровнем межэтнической толерантности казахского менталитета. Вместе с тем, более детальный анализ показывает, что существует широкий спектр факторов, способных серьезно дестабилизировать состояние межэтнической сферы нашей страны. В данном случае мы рассмотрим только лишь политические факторы и степень их влияния на характер межэтнических отношений в Казахстане.

Политические факторы зачастую выступают своеобразной оболочкой практически всех межэтнических проблем, существующих в нашей стране. В данном случае показателен пример Карабатана и Шелека, где социально-экономическая составляющая конфликтов была мотивирована именно политическими факторами.

Предварительно отметим, что в докладе мы рассматриваем этнополитику не только как курса государства по отношению к этносам, но и как политическое участие самих этносов с целью защиты своих этнических интересов. Исходя из этого, можно увидеть, что этнополитические факторы стали подушкой конфликта в Шелеке. Возможно, что здесь именно лозунги уйгурской молодежи, носившие этнополитический характер, стали главной причиной столкновений. В конфликте в Карабатане можно выделить и сугубо политическую и этнополитическую составляющие. Политическим фактором этого конфликта стала неспособность властей отстаивать социально-экономические интересы своих граждан. Во многом, это производно от такого внешнеполитического фактора, как многовекторность нашей внешней политики, когда на основе чересчур либеральных принципов в нашей стране осуществляют свою деятельность иностранные компании.

Собственно, как видим, эта проблема в узком смысле относится к политике ресурсного национализма, которая в нашей стране имеет преимущественно либеральный характер. В этой связи отметим, что согласно данным опроса АСиП, 63,8% опрошенных казахов «в той или иной степени испытывают фобию утраты национальных ресурсов Казахстана в результате распродажи казахстанских недр иностранцам»[1].

Тем самым есть основания считать, что зачастую межэтнические столкновения становятся возможными вследствие коррупционных и других правонарушений государственных органов, когда они в ущерб интересам одних этносов, удовлетворяют социально-экономические интересы других. В данном случае пример Актау, Карабатана и Казаткома выступают иллюстрацией сказанному. Напомним, что в конфликтах, произошедших в этих местах, одна сторона – местные казахи, обвиняли государственные органы в попустительстве ущемлению их социально-экономических прав со стороны представителей других этносов. Не случайно, согласно данным опроса АСиП, 45,2% респондентов-казахов «так или иначе обвиняют руководство страны в предательстве интересов казахского народа». 40,8% опрошенных казахов «полностью либо частично считают, что в Казахстане люди неказахской национальности пользуются большими правами, чем казахи»[2].

Серьезным политическим фактором, негативно влияющим на характер межэтнических отношений в Казахстане, выступает очевидный рост политизации этничности. Причем главными субъектами, среди которых нарастают этнополитические требования, являются казахский и русский этносы нашего государства. Все это происходит в основном посредством ряда известных этнополитических организаций. Показателем этого факта можно рассматривать острое неприятие проекта Доктрины национального единства со стороны казахских организаций этнополитического толка. Уже сейчас все более отчетливее вырисовывается перспектива того, что в ближайшем будущем радикальное крыло оппозиции будет оппонировать власти именно в поле этнополитики. Данные обстоятельства говорят о том, что в скором времени успешность властных притязаний во многом будет определяться способностью удовлетворять этнополитические запросы казахского большинства[3].

 В последнее время русские организации Казахстана активизировали свою этнополитическую деятельность[4]. Причем она находит довольно широкую поддержку среди граждан нашего государства. Так, например, на сайте  http://www.russians.kz/ проводится опрос на готовность русских Казахстана «жить в «Казахской республике» и объединятся под знаменем «государствообразующей казахской нации». По состоянию на 24.05.2010 г. проголосовало 7453 человека, из которых подавляющее большинство (5972 человека - 80% от общего количества) ответили отрицательно на вышеприведенный вопрос.

Следует отметить, что, по всей видимости, активизация деятельности русских организаций этнополитического толка вызвана поддержкой со стороны Российской Федерации[5]. Тем более, что, по всей видимости, в широких кругах русского народа очень высока степень готовности к политическому оппонированию реализуемому этнополитическому курсу Республики Казахстан[6].

Вышеописанные проблемы, на наш взгляд, производны от неэффективной политики государства в межэтнической сфере. В современной истории Казахстана периодически возникают межэтнические конфликты, что позволяет полагать, что во взаимоотношениях казахстанцев перманентно присутствует латентная напряженность. Во многом это происходит из-за того, что межэтнические конфликты находят свое урегулирование лишь по мере их открытого проявления, без проведения полноценной профилактической работы. Деятельность властей по разрешению межэтнических конфликтных ситуаций осуществляется посредством метода «пожаротушения» с использованием правоохранительных органов. В этом плане относительная стабильность в межэтнической сфере РК в большей мере обеспечивается силовыми методами. Развитие же гармонии межэтнических отношений через достижение согласия, взаимопонимания этносов Казахстана осуществляется преимущественно на декларативном уровне (в виде различных фестивалей, праздников национальных культур), без необходимого научно-методологического обеспечения.

В целом, как видим, этнополитические требования представителей казахского и русского этносов мотивированы именно политическими факторами[7]. Данная проблема проявляется в неудовлетворенности широких кругов казахов, в первую очередь, динамикой внедрения и общественными функциями государственного языка, русского этноса – статусом русского языка и переводом делопроизводства на казахский язык. Кроме того, как казахи, так и некоренные этносы Казахстана неудовлетворенны своим социальным статусом. Причем первые полагают, что ущемляются их социально-экономические интересы[8]. Вторые же считают, что ограничиваются их конституционные права на доступ к политическому процессу (принятию государственных решений)[9]. Данная проблема угрожает стать фактором раскола не только всего казахстанского общества, но и элиты казахского народа[10]. Это обстоятельство находит свое отображение, на наш взгляд, в разноплановости официальных казахскоязычного и русскоязычного политического дискурсов, что выяснилось в ходе проведенного в 2009 г. нашим центром исследования о месте и роли казахского языка в политической коммуникации. Стало понятным, что если русскоязычный политический дискурс ориентирован на рациональное обоснование деятельности власти, то второй направлен на буддирование и мобилизацию национальных чувств казахского народа и в результате дезинтегрирует русскоязычное и казахскоязычное население Казахстана.

В условиях отсутствия системы превентивного предупреждения межэтнической напряженности и конфликтности, любые потенциальные конфликты и напряженности в межэтнической сфере будут сведены к этнополитическому характеру. Иными словами, столкновения будут развиваться на почве вступающих в конфронтацию друг к другу политических требований со стороны этносов Казахстана. При этом существует высокая вероятность того, что любая потенциальная напряженность во взаимоотношениях между этническими группами будет иметь место на почве осложнения социально-экономической ситуации в сельских регионах и в пригородах крупных городов и областных центров, ставших местом активной миграции этнических казахов.

Вышеназванные проблемы национальной политики и этнополитической сферы Казахстана в ближайшей перспективе могут стать одной из главных причин осложнения этнополитической ситуации в стране и падения авторитета власти.

Мамираимов Талгат, главный эксперт

Казахстанского центра

гуманитарно-политической конъюнктуры



[3] В виду наметившейся тенденции превалирования казахского населения при сохранении проблем села, национальной политики неизбежно будут расти его этнонационалистические настроения, что будет использоваться как разменная монета в политической борьбе.

[4] При этом вполне очевидно, что русские организации будут выступать за повышение статуса русского языка, введения русской культурно-языковой автономии, двойного гражданства, системы представительства нацменьшинств в органах власти, так как такие требования ими уже выдвигались и продолжают выдвигаться.

[5] В частности, в октябре 2006 года в Санкт-Петербурге был проведён Второй Всемирный конгресс соотечественников. На нём присутствовал и президент РФ, подтвердивший линию России на всемерную поддержку соотечественников и обозначивший важность для России этой тематики. По решению Конгресса при МИД РФ был создан Координационный совет соотечественников, первое заседание которого состоялось в марте 2007 г. 21 июня 2007 года создан фонд «Русский мир», основная цель которого – поддержка русского языка. Одним из основных пунктов новой Концепции внешней политики Российской Федерации  является «всесторонняя защита прав и законных интересов российских граждан и соотечественников, проживающих за рубежом». Правительство России в настоящее время прорабатывает возможности создания фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом.

В России существует Правительственная комиссия по делам соотечественников за рубежом (ПКДСР), одной из основной целью которой выступает расширение взаимодействия регионов РФ и русской диаспоры в соседних государствах. Также следует отметить, что 9 июля 2009 г. Фонд «Русские» начал выдавать «Карту русского» для «соотечественников», проживающих за рубежом. На первом этапе «Карта русского» будет выдаваться гражданам Украины, Казахстана, Молдавии и прибалтийских государств. Несмотря на то, что официальная Москва не поддержала эту инициативу фонда «Русские», факт начала раздачи «карты русского» не может не вызывать беспокойства, тем более, что на сайте www.russians.kz был проведен опрос, по поводу того хотели бы российские соотечественники в Казахстане иметь «Карту русского» в качестве морального подтверждения своей живой связи с Россией?». Выяснилось, что подавляющее большинство опрошенных - 86% (1427 человек) ответили утвердительно на этот вопрос.  Данные факторы определенно повышают возможность роста русского национального движения в Казахстане, его смыкания с русским национальным (либо националистическим) движением в самой России.

[6] Тем более, что в последнее время в Российской Федерации наблюдается массированный рост великодержавного шовинизма, стали возрождаться имперские притязания. На страновой конференции соотечественников Казахстана, прошедшей 27-28 июня 2008 года в г. Алматы, её участниками были внесены предложения и дополнения в Федеральный Закон «О государственной политике РФ в отношении соотечественников за рубежом». По мнению большинства участников конференции, основным приоритетом для российских законодателей должны стать интересы государствообразующего русского народа. 

[7] В этой связи отметим, что в ходе проведенного в прошлом году нашим центром экспертного опроса 59 экспертов, или 60,2% отметили, что в Казахстане ущемляются права представителей нетитульных этносов по языковому вопросу и по праву занимать высокие посты в системе государственного управления.

[8] В данном случае показателен тот факт, что власть, несмотря на интересы и права внутренних мигрантов, которые в большинстве своем являются казахами, собирается ужесточить контроль за соблюдением и действием режима обязательной регистрации по месту жительства.

[9] Мотивация представителей русского этноса по данному вопросу, на наш взгляд, во многом объясняется их постимперским синдромом, вызванным потерей статуса государствообразующего этноса Советского Союза. Вместе с тем, следует отметить, что кадровый состав госорганов в настоящее время более, чем на 80% укомплектован казахами, при том, что казахи составляют около 60% населения.  

[10] Во многом данная проблема, на наш взгляд, является производной от наличия двух противоборствующих линий в правящей элите – приверженцев этнократии, массированного внедрения казахского языка в общественную повседневность и сторонников сохранения тесной связи с русской культурой (так называемых русскоязычных казахов). Некоторая противоречивость в осуществлении языковой политики объясняется и тактическим балансированием власти между объективной необходимостью введения единого государственного языка, а также удовлетворением языковых прав некоренных народов Казахстана, сохранением коммуникативного средства общения населения. В результате чего еще больше уровень неопределенности в отношении будущего у некоренных народов, а у казахов недовольства по истинности намерений государства по повышению статуса казахского языка. Т.е. неуверенность, неоднозначность действий власти воспринимается как неуверенность в статусе казахского языка.



sarap.kz

Барлық құқықтар қорғалған. Толық немесе жартылай материалдарды пайдаланған жағдайда www.sarap.kzсайтына және мақаланың авторына сілтеме жасау міндетті.