20Январь2019

07 Июнь 2013 Автор 

Аккультурация как фактор социальной мобильности оралманов

Различные исследования утверждают - сложное социальное положение широких кругов оралманов, их низкая социальная мобильность во многом обусловлена социально-экономическими факторами. Вместе с тем, объективные реалии, некоторые исследования показывают, что фактор сложностей при культурной социализации оралманов не следует сбрасывать со счетов в данном случае. Более того, сложности аккультурации оралманов в казахстанском обществе выступают одним из препятствий их успешной социализации в казахстанском обществе.

 

Необходимо отметить, что в современной социологии уже давно принято рассматривать социализацию как «двусторонний процесс (1) постоянной передачи обществом и (2) освоения индивидом в течение всей его жизни социальных норм, культурных ценностей и образцов поведения, позволяющий индивиду функционировать в данном обществе»[1]. Социальные нормы поведения также можно рассматривать как часть культуры, если ее понимать как способ мировоззрения, мировосприятия. Не случайно, например, известный культурантрополог М. Херсковиц полагал, что в процессе инкультурации человек «осваивает присущие культуре миропонимание и поведение, в итоге чего формируется его когнитивное, эмоциональное и поведенческое сходство с членами данной культуры и различие от членов остальных культур»[2].

В современной науке стало практически общепринятым рассматривать культурную социализацию как интегрирующую и дающую «основное направление общему процессу социализации»[3]. Социальная мобильность базируется на успешности аккультурации, так как социально-экономические взаимоотношения невозможно строить без минимального культурного контакта.

После такого краткого экскурса в теорию социализации, перейдем к анализу характера культурных взаимоотношений оралманов и представителей старого казахстанского общества. Для повышения научной валидности нашего исследования необходимо хотя бы вкратце рассмотреть историю формирования казахской диаспоры.

Как известно, большая часть казахской диаспоры сформировалась в начале 20-го века, в годы столыпинских реформ, после известных событий 1916 г., коллективизации. Вместе с тем, еще в период ойратско-казахских войн XVII-XVIII вв., русско-китайского территориально-государственного разграничения и других событий также активно формировалась казахская диаспора в основном на сопредельных с Казахстаном территориях.

Таким образом, получается, что основная масса прибывающих на территорию Казахстана оралманов являются представителями нескольких поколений казахов, родившихся вне исторической родины. Данное обстоятельство применительно к нашему исследованию говорит о следующем.

Во-первых, оралманы не могли не проходить социализацию на основе социальных и культурных норм не казахского общества, несмотря на их компактное проживание на территориях их исторической эмиграции (Китай, Узбекистан, Россия, Монголия). Как показывают исследования, «характерной чертой казахской диаспоры является успешное функционирование в странах с полиэтнической, мультикультурной и мультирелигиозной структурой, благодаря превосходной способности к адаптации, генетически заложенной кочевым образом жизни и повлиявшим на их социально-психологические, физиологические и мировоззренческие способности»[4].

Во-вторых, оралманы из тех стран, которые не входили в состав СССР, иммигрируя в Казахстан, попадают в довольно непривычную для них культурно-социальную среду[5].

В-третьих, в преддверие запуска программы реэмиграции наших сородичей практически не велись исследования в области казахской диаспорологии, чтобы предвидеть конкретные проблемы вживания и адаптации оралманов в казахстанское общество.

В результате значительные части оралманов, прибывающих в первую очередь из стран, культурно-социальная среда которых сильно отличается от нашей, до сих с трудом адаптируются к нашим социально-культурным ценностям. Одним из инструментов социально-культурной социализации является язык. Между тем, значительные массы оралманов (в большей мере тех, кто прибыл не из стран СНГ) практически не владеют русским и казахским языками. Их казахский язык развивался как региолект, где письмо построено на других алфавитах – преимущественно на арабском алфавите.

Данные трудности при интеграции в культурную и социальную среду казахстанского общества усиливаются рядом факторов.

Первое. Необходимо отметить, что наиболее высокие концентрации оралманов наблюдаются в Мангистауской, Южно-Казахстанской, Алматинской областях. То есть в тех областях, где доминирует казахское население, в большинстве своем придерживающееся традиций, обычаев, ценностей казахской культуры, употребления казахского языка.

Кроме того, оралманы в большом количестве присутствуют также в городах Алматы, Астана и Тараз. Следует также отметить, что оралманы, как правило, стремятся осесть в крупных городах и столице Казахстана, так как здесь у них больше возможностей найти хорошую работу. При этом среди автохтонных жителей крупных городов и столицы Казахстана наблюдается наиболее низкий уровень знания казахского языка и культуры в сравнительном аспекте по всей стране.

Иначе говоря, оралманы в данном случае находятся, словно меж двух огней. С одной стороны, коренные казахи, не идентифицирующие культуру и язык оралманов, как исконно казахские. С другой стороны, так называемые шала-казахи и жители крупных городов, довольно низко оценивающие и также не воспринимающие позитивно культуру оралманов. То есть в обоих случаях, превалирует восприятие оралманов как «других»[6]. Поэтому не случайно в среде казахской диаспоры за рубежом широко распространены настроения о том, главной причиной слабой интегрированности оралманов в казахстанское общество выступают ксенофобные настроения[7]. Фактологическим подтверждением данных утверждений могут служить результаты социологического исследования ОФ «Агентства социальных технологий «Эпицентр», проведенного в феврале 2006 г.

Второе. Большая часть казахов эмигрировала из Казахстана в трудные годы коллективизации. Среди них были в основной своей массе зажиточные скотоводцы, баи, представители «белой кости». В итоге, период советской коммунистической идеологии, негативные моменты собственного исторического опыта привели к широкому распространению в исторической памяти оставшихся на территории Казахстана казахов негативного восприятия тех переселенцев. Возможно, данный негатив также распространяется и на оралманов, многие из которых являются потомками казахов, покинувших Казахстан в годы коллективизации[8]. Этот негатив усиливается на фоне имеющихся фактов незаконного получения и использования квот со стороны оралманов.

Третье. Государством до сих пор не созданы условия для бесплатного изучения оралманами казахского языка и казахской культуры. Имеющиеся центры адаптации и интеграции оралманов в городах Караганда, Шымкент, селе Аксукент Южно-Казахстанской области, в городе Актау для этого явно недостаточны. То же самое можно сказать и в отношении знания старого казахстанского общества характера и особенностей социально-культурного облика оралманов, истории их жизнедеятельности и бытия на прежних территориях их проживания.

P.S.

В настоящее время в нашей стране много говорят о необходимости развития человеческого капитала. Ситуация с положением оралманов в нашем обществе показывает, что достичь этой цели будет не так просто в виду того, что не только государство, но и общество придерживается двойных стандартов в понимании человеческого капитала.

Политика индустриально-инновационного развития в культурологическом аспекте может быть рассмотрена как стремление сформировать в Казахстане базовые черты постиндустриальной цивилизации, главной отличительной особенностью которой выступает инновационная экономика знаний, основанная на человеческом капитале. Не случайно такой вид развития общества по-иному называют – антропогенная цивилизация. При этом качество человеческого капитала повышается в условиях пересечения различных социокультурных альтернатив. В этой связи заметим, что полиэтничная, мультикультурная среда нашего общества является хорошей основой для кристаллизации человеческого капитала. Собственно, данный фактор является решающим для формирования экономики знаний, так как она предполагает конкурирующее многообразие знаний[9].

При этом ключевым условием развития антропогенной цивилизации является обеспечение равных стартовых возможностей, свободы действий для развития человеческого капитала. Одним из основных принципов Доктрины национального единства Казахстана является лозунг – «Разное происхождение – равные возможности». Получается, что этот принцип не соблюдается в политике государства по отношению к оралманам. По крайней мере, так можно толковать стремление государства посредством рассматриваемого в настоящее время законопроекта «О миграции населения» ограничить свободу передвижения оралманов внутри республики.

Выводы

Рекомендации

1.Необходимо проработать вопрос создания государственных, неправительственных центров изучения казахского языка, характера, особенностей, истории казахской культуры в местах наибольшей концентрации оралманов на территории Казахстана.

2.Представляется необходимым внедрение в обучающий процесс, по крайней мере, высших учебных заведений нашей страны специального курса «казахская диаспорология». Также необходимо вести подготовку специалистов в данной области.

3.Представляет интерес создание и популяризация циклов документальных фильмов, передач о проблемах казахской диаспоры, необходимости политики репатриации в Казахстане.

  1. Необходимо ускорить переход письма казахского языка на базу латинского алфавита. Данная мера станет основой единого стандарта устного и письменного казахского языка, его применимости в среде казахской диаспоры.

***

Разумеется, всех вышеперечисленных мер недостаточно для устранения существующих проблем аккультурации оралманов в казахстанском обществе. Но, по всей видимости, без такого минимального пакета мер ситуация в плане социально-культурной социализации оралманов довольно длительное время будет оставаться плачевной.

Доклад сделан на заседании клуба Института политических решений (КИПР) на тему: «Оралманы: от социальных аутсайдеров к качественному человеческому капиталу», которое состоялось 2 июня 2011 года.

Талгат Мамираимов,

вице-президент Казахстанского центра

гуманитарно-политической конъюнктуры

 


[1] Ковалева А. И. Социализация // Социологическая энциклопедия: В 2 т. М.: Мысль, 2004. Т. 2. С. 445–448.

[2] Стефаненко Т. Г. Этнопсихология. – М.: Институт психологии РАН, «Академический проект», 1999. – с. 58

 

[4] Г.М. Мендикулова. Казахская диаспора и ирредента: история и современность. // http://www.kazakh.ru

[5] Не случайно большая часть из тех, кто, не пройдя интеграцию в казахстанское общество, вновь покидает Казахстан – это оралманы из Китая, Монголии и Ирана.

[6]Показательным примером в данном случае «может служить инцидент, произошедший недавно в поселке Актау Карагандинской области, когда работавший в кочегарке школы оралман был убит местными старшеклассниками за то, что не понимал русскую речь». – Информация из доклада Уполномоченного по правам человека в Казахстане по соблюдению прав оралманов в 2008 г.

[9] В свое время известный методолог науки Пол Фейерабенд в своей концепции эпистемологического анархизма показал неправомерность выведения каких-либо критериев истинности знания. Более того, навязывание этих критериев со стороны государства или общества он рассматривал как главное препятствие полноценному, свободному развитию науки.



sarap.kz

Барлық құқықтар қорғалған. Толық немесе жартылай материалдарды пайдаланған жағдайда www.sarap.kzсайтына және мақаланың авторына сілтеме жасау міндетті.