14Декабрь2017

18 Февраль 2014 Автор 

Социально-экономические итоги Казахстана в рамках ТС

 Становление любого интеграционного проекта - это многомерный и долгосрочный процесс. Несмотря на то, что с основания Таможенного Союза между Республикой Беларусь, Казахстаном и Россией прошло всего несколько лет, некоторые социально-экономические результаты население Казахстана успело почувствовать. 

 Условия ТС сразу же ударили по людям, занятых в сбыте импорта из третьих стран. К слову, ввозить автомобили в страну стало дороже, и многие, кто занимался куплей-продажей авто из-зарубежья вынуждены были свернуть свою деятельность. В области промышленной политики в автопроме тоже не обошлось без проблем. Ранее российская сторона ввела протекционисткие меры к своему автопрому введя утилизационные сборы. Это, в свою очередь, отразилось на росте экспорта автомобилей из Казахстана в Беларусь, тогда как вывозить в Россию нерентабельно. С новыми условиями ВТО, Россия отменяет этот сбор и планирует постепенное понижение пошлин для третьих стран.

 Наряду с этим одно из первых ощутимых последствий интеграции оказалось повышение цен на многие товары потребления и услуги. Цены на продукты и другие товары выравниваются в сторону российских цен. Между тем, уровень жизни трех стран заметно отличается. Если уровень пошлин в Беларуси практически на одном уровне, то у Казахстана ставки были гораздо ниже. По некоторым товарным позициям Казахстан смог сохранить пошлины, по отдельным товарам существует переходный переход. Тем не менее, последующее уравнение тарифов предстоит 80 процентам товарных наименований и некоторых услуг, в том числе жд перевозки. В данном случае, безусловно, есть и внутренние факторы повышения цен, и недочеты в государственной политике по регулированию тарифов и цен на стратегические товары в стране. 

 Повышение цен на товары дает мультипликативный эффект. В Казахстане в июне 2013 года по сравнению с декабрем 2012 года существенно повысились цены и тарифы на ряд коммунальных услуг (водоснабжение – на 33,3%, канализацию – на 31,6%, вывоз мусора – на 10,9%, электроэнергию – на 6,8%); услуги железнодорожного пассажирского транспорта – на 9,4%. В стране заметно подорожала плодоовощная продукция: картофель – на 21,7%, овощи – на 11,9%.

 Более того, объявленные преимущества интеграционного проекта, такие как свободное движение капитала, товаров и услуг на практике реализуется довольно проблематично, низкий потенциал казахстанских производителей еще более усугубляет этот процесс. К примеру, в последние несколько лет казахстанский рынок насыщен мясом и молочными изделиями из Беларуси. С 2011 по 2013 годы объем импорта белорусского мяса вырос в четыре с половиной раза и сейчас составляет около 6 тысяч тонн. Сектор АПК в Казахстане состоит в основном из частных структур. Тогда как белорусские, зачастую, имеют государственную форму собственности, получают субсидии, в том числе, в виде невозвратных кредитов. Следовательно, субсидированные товары поступают на казахстанский рынок, что не дает возможности нашим производителям окупать те кредиты, которые они взяли для организации производств. То бишь, наблюдается сложности в здоровой конкуренции. Тем временем, ассортимент для потребителя пополнился продуктами из стран-партнеров по ТС. 

 В Беларуси довольно развиты тяжелое машиностроение и легкая промышленность, так же как и у России. В Казахстане они находятся в кризисной ситуации, и многие предприятия прекратили свое существование. В РК отсутствуют перерабатывающие предприятия почти всех видов тканей, трикотажных полотен, пряжи, что препятствует развитию производств швейных, трикотажных изделий, обуви. Импортируемые для этих производств материалы отличаются высокой добавленной стоимостью, что ведет к удорожанию готовых изделий. Легкая промышленность включена в программу форсированного индустриально-инновационного развития РК (Программа ФИИР РК), предусматривающую определенные льготные субсидии, расширение инфраструктуры за счет государства. Но ставка кредита фактически завышена, что лимитирует финансирование и воссоздание былой ведущей отрасли экономики.

 В статистике доли экспорта Казахстана с Россией наблюдается повышение на 13,1 процент в 2012 году по сравнению с 2011 годом. Но если рассматривать в разрезе показателей до 2008 года, то получается, что по сути произошло возвращение показателей двусторонней торговли к уровням докризисного. 

Безусловно, можно отметить увеличение физических поставок пшеницы из Казахстана на рынок ЕЭП. Крупный бизнес смог улучшить свое положение, приграничные компании также смог использовать возможность соседнего рынка. 

 Также существует ряд неурегулированных вопросов. Самое главное, это нехватка взаимодействия рабочей комиссии и предпринимателей. Евразийская экономическая комиссия принимают и внедряют нормативные акты, которые приводят к образованию новых административных барьеров для предпринимателей. В этом направлении большой объем работы выполняет Национальная палата предпринимателей Казахстана. Однако представленность интересов предпринимателей страны в палате - отдельная тема, над которой сейчас также работают специалисты. Они намерены ввести обязательное членство и взносы для предпринимателей соответственно уровням прибыли их бизнеса. 

 Еще одна проблема технического регулирования касается сертификации и экспертизы товаров. В Казахстане существует нехватка материально-технической и испытательной базы. Многие центры сертификации на данный момент находятся на территории Российской Федерации, которые нередко затягивают процесс сертификации казахстанских товаров. Словом, складывается ситуация когда от наднационального технического регулирования в большей степени пока выигрывают экспертные сертификационные организации, нежели субъекты бизнеса. Кроме того, с регионов поступает информация, что затраты на сертификацию, на соблюдение требований тех.регулирования у предпринимателей выросли в несколько раз, что серьезно подрывает их конкурентоспособность. В ТС на данный момент действует более 60 техрегламентов, тогда как за все годы существования Европейского Союза было принято лишь 20 таких документов.

 Также, например, есть несколько секторов товарного рынка в ЕЭП, которые выведены за пределы наднационального регулирования: это лекарственные средства, изделия медицинского назначения, алкоголь, табак, рыба, автопром, нефть, газ. Все эти товары обладают достаточно высокой степенью специального регулирования в обороте. И это зафиксировано и сохранено как национальный режим регулирования. 

 Казахстанские производители алкоголя жаловались на закрытость рынка РФ. Каксообщает вице-министр экономики и бюджетного планирования Тимур Жаксылыков, “В 2013 году, к примеру, импорт крепкого алкоголя в Казахстан из России был на 46 миллионов долларов. Мы смогли экспортировать на полмиллиона долларов”. Он заявлял, что Казахстан примет меры по защите своего рынка. Вопрос посттаможенного контроля стал центральным на видеоконференции по проблемам предпринимателей с участием чиновников и бизнесменов. В  январе текущего года Казахстан также ввел защитные меры для данной продукции из стран участников ТС. 

 Следует отметить, что стремление открыть рынки для обоюдной торговли приводит зачастую к большей протекции и барьеров. По данным независимой службой мониторинга международной торговли Global Trade Alert - на страны ТС приходится треть торговых ограничений, введенных в 2013 году. Страной с самой протекционистской политикой в мире стала Россия. Всего в России действует 331 протекционистских мер. Беларусь занимает второе место в мире с 162 торговыми ограничениями в отношении других стран и их компаний. В Казахстане, тем временем, действует 110 протекционистских мер. Как отмечают исследователи, большая часть торговых ограничений связана с созданием Таможенного союза. Беларусь, Россия и Казахстан ответственны за 33% мирового торгового протекционизма в 2013 году,

 Сравнительно либеральный налоговый климат в Казахстане способствует приходу дочек и филиалов российских и белорусских компаний. На данный момент наблюдается укрупнение позиций российских компаний в различных сферах. Более того, имеют место и так называемые серые схемы. К примеру, в РФ создается фиктивная компания, с которой казахстанская компания заключает фиктивный договор на поставку товаров или услуг. Казахстанская компания делает стопроцентную проплату, но ни товар, ни услуги российскому партнеру не поступают. Казахстанская компания затем банкротится, а деньги оседают в России. Вариации таких схем множество. Движение товара в условиях отсутствия пограничных контрольных пунктов затрудняют отслеживание физический транзит товаров не говоря уже о движении финансовых инструментов. Несомненно, данный вопрос требует тщательной проработки. Это явление, по словам председателя Евразийской экономической комиссии, Виктора Христенко: “результат не интеграции. Это результат недоинтеграции, того, что не успели сделать, отложили и тем самым создали простор для «серых» схем. Единственный способ борьбы с ними — продолжение и углубление интеграции”.

 В целом участие Казахстана в ТС осложняется следующими факторами: 

  • отсутствие достаточно конкурентоспособной отраслевой структуры; 
  • недостаточное количество предприятий, производящих готовую продукцию;
  • слабое развитие малого и среднего бизнеса;
  • слабая конкуренция на внутреннем рынке;
  • На внутреннем рынке нет конкуренции, цены на них достаточно произвольные и продиктованы издержками и нормой рентабельности поставщиков, которые фактически монополизируют рынок. 
  • В экспорте наших партнеров 90% составляет готовая продукция, а в экспорте Казахстана доминирует сырье. Следовательно, на данном этапе Казахстан больше функционирует как рынок сбыта для российской и белорусской сторон. 

 Учитывая проблемы данного этапа интеграционного процесса, следует отметить важную роль стартовых позиций национальных производителей, уровень подготовки кадров, которые защищают позиции страны в ходе переговоров, прозрачность и доступ к необходимой информации для всех слоев населения. Если Союз сможет обеспечить необходимые условия, можно будет говорить о его привлекательности. На данный же момент - главный урок - это работа над совершенствованием во всех направлениях. Отказ от тех или иных процессов не повлечет исключительно положительных результатов. 

  1. Казаков Д. (2012), Влияние Таможенного Союза на экономику Казахстана, доступно:  http://www.brif.kz/blog/?p=2354 
  2. Основные социально-экономические показатели Таможенного союза и Единого экономического пространства, статистические данные Евразийской экономической комиссии, доступно:  http://www.eurasiancommission.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_stat/finstat/Pages/express.aspx
  3. Eurasian Integration Yearbook (2012), Annual publication of the Eurasian Development Bank Report, available: http://www.eabr.org/general/upload/CII%20-%20izdania/Yerbook-2012/a_n5_2012_full%20version.pdf#page=63 
  4. What Restraint? Five Years of G20 Pledges on Trade, Worldwide Protectionist measures inforgraphics (2013), available:  http://www.globaltradealert.org

 Динара Нурушева

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.



sarap.kz

Барлық құқықтар қорғалған. Толық немесе жартылай материалдарды пайдаланған жағдайда www.sarap.kzсайтына және мақаланың авторына сілтеме жасау міндетті.