22Март2019

07 Июнь 2013 Автор 

Когда все идет плохо - реформы желанны, но когда все идет хорошо - реформы неизбежны

Вопрос о реформировании государственной службы РК снова на повестке дня. Соответствующий законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан» был представлен председателем агентства государственной службы Алиханом Байменовым, основоположником реформ госсектора с 90-х гг., и впоследствии одобрен Мажилисом.

Ряд накипевших проблем в госсекторе, такие как коррумпированность, некомпетентность, утечка мозгов в кадровой системе, неэффективность работы, низкое качество услуг и другие проблемные точки сектора созрели для очередного документа о реформе госслужбы.

Законопроект направлен на повышение профессионализации и эффективности государственного аппарата через внедрение эффективных и прозрачных механизмов поступления на государственную службу, системы оценки и карьерного планирования, создание управленческого корпуса «А», а также повышения роли кадровых служб, совершенствования мер поощрения и мотивации государственных служащих, служебной этики и антикоррупционных мер (zakon.kz). Цели и задачи реформы вызывают лишь положительные эмоции, мы все давно к этому идем. Однако как эти нововведения будут работать на практике, насколько эффективным и прозрачным станет процесс отбора и продвижение кадров на госслужбе – все это невольно заставляет вспомнить былые попытки реформирования. Словом, проблема не в программе реформирования perse, они зачастую возникают на стадиях ее реализации. Стоит вспомнить волну предыдущей реформы госсектора. Вроде все хорошо начиналось, а по истечении нескольких лет, положения закона словно забывались. Подбор кадров на госслужбу через конкурс проводился все реже. К примеру, экс-мажилисмен М. Абенов пишет, «Если в 2000 году 100 процентов госслужащих проходили через конкурс, то сейчас всего 17,6 процента. Люди перестали верить в то, что на госслужбу можно попасть честным путем». Если раньше причиной неэффективности госаппарата можно было назвать нехватка специалистов, то сейчас формируется целый класс образованных и компетентных специалистов в области госуправления. Более того, количество студентов по данным специальностям увеличилось в разы. Тем самым, называть нехватку кадров в качестве проблемы уже не будет выглядеть правдоподобно. Опыт прошлых лет показывает то, как не надо делать.

В настоящее время сложилась такая ситуация, что определенная часть населения, в том числе и молодежь, стремится попасть на госслужбу ради использования привилегий госслужбы для решения собственных проблем; кому-то нужно добиться влияния в обществе. Некоторых личные амбиции или проблемы толкают на действия неформального, а то и нелегального и неэтичного характера. До некоторых выделенные средства просто не доходят. Какой сектор не возьми, будь это наука и образование, агропромышленность и другие – всех их объединяет жалобы на слабое финансирование. Но причина кроется больше не в выделении, а в распределении этих средств. В таких случаях содействие развитию государства, теплые чувства к Родине словно остаются лишь на бумаге. Хотя не стоит исключать, что и цели могут быть разными у кадров, поступающих на госслужбу. В реалиях Казахстана мнение о том, что бизнесом заниматься без агашек невозможно небезосновательно. Будет очень кстати привести комментарий первого заместителя председателя правления союза «Атамекен» Рахима Ошакбаева: «Возвращаясь к разговору об «агашках». Почему у нашей молодёжи такая мотивация? Да потому, что они видят перед собой соответствующие примеры. Скажем, если бы перед ними был пример того, как в Америке Марк Цукерберг, Стив Джобс или Билл Гейтс бросили вуз, занялись предпринимательством, начинали с гаража, сделали отличную идею, организовали бизнес, и сейчас это компании с миллиардной капитализацией, то этот пример побуждал бы их становиться предпринимателями. А сейчас, к сожалению, у нас в Казахстане зачастую они видят совершенно другие примеры. Когда молодой человек приезжает из региона, устраивается на место, связанное с распределением властных полномочий и материальных благ, и неожиданно за 2–3 года у него всё случается – и квартира, и машина. И всё у него хорошо. Они видят эти примеры и, безусловно, понимают, что гораздо легче пойти по этому, не совсем правильному пути, нежели взвалить на себя ответственность и тяготы частного предпринимательства».

Новый виток реформирования госслужбы подразумевает создание элитного корпуса «А» - куда войдут 538 госслужащих. Из них административные: руководители аппарата, ответственные секретари госорганов, председатели комитетов, акимы городов и районов. А политические: первый руководитель ведомства, министр, вице-министр, аким, замакима и аким областного центра. Между тем, членами национальной комиссией по кадровой политике и региональных кадровых комиссий, которые будут формировать кадровый резерв корпуса «А» будут: руководитель Администрации президента, его заместитель, вице-премьер, вице-спикеры сената и Мажилиса. Беспристрастность и независимость этой комиссии нам еще предстоит наблюдать. Честно говоря, мало верится, что процесс будет прозрачным.

Это наводит на вопрос: изменится ли ситуация оттого, что госслужащих по-новому построят? Например, Зауреш Батталова считает идею хорошей, но скептически относится к ее реализации. Подчеркивая необходимость четкого разграничения между ветвями власти, она считает, что от перераспределения чиновников эффекта не будет. Однако новый законопроект подразумевает обозначить эту самую границу, и расширить полномочия органов местного управления. Но ведь акимы на местах могут еще больше злоупотреблять новой свободой. К примеру, Дарига Назарбаева во время правительственного часа отметила, что акиматы на местах злоупотребляют в вопросах земельных отношений. Бизнес ведется не между предпринимателямя, а в качестве участников сделок по продаже земли выступают местные чиновники. Словом, более масштабные беспорядки могут быть после принятия закона. Как в этом случае комиссары по этике будут наказывать непослушных госслужащих?

Ответы и мнения о вышеизложенных аспектах попытался получить Казахстанский центр гуманитарно-политической конъюнктуры, проведя экспертный опрос о реформировании государственной службы РК. Цель опроса – выявление экспертного мнения об эффективности и возможных проблем в реализации реформы. В опросе приняли участие политологи, эксперты, общественные деятели, а также государственные служащие. Общее количество респондентов 25.

Пожалуй, наиболее желаемый результат реформы госслужбы – это снижение уровня коррумпированности сектора. И так на вопрос о влиянии конкурентоспособной зарплаты  на уровень коррупции в секторе 52% респондентов ответили, что высокая зарплата поможет снизить уровень коррупции. 24%  отнеслись скептически к позитивному влиянию высокой зарплаты, и ответили, что не видят существенных изменений. Более того, 20% опрошенных выразили свое опасение об обратном эффекте высокой заплаты, отмечая возможное повышение уровня коррупции. Россия, например, тоже подняла зарплату федеральным служащим, но коррупция все еще находит свое место в стенах федеральных органов. Тем не менее, результаты по данному вопросу выявляет позитивный тренд - более половины респондентов ожидают снижения коррупции в госсекторе при введении более высокой зарплаты.

Так называемое «командное перемещение» давно закрепилось в практике, когда госслужащие переводили сотрудников с предыдущего места работы на новое, при этом увольняя сотрудников нового рабочего места. Возникает вопрос об эффективности этой практики. Как сотрудник госоргана может планировать свой карьерный путь, когда его рабочее место зависит от очередных кадровых назначений. Благо, законопроект предусматривает искоренение данной практики. Но с одной оговоркой, что отдельным госслужащим могут разрешить путешествовать со своей командой при специальном указе Президента РК. Соответственно, следующий вопрос должен выявить влияние вышеуказанного нововведения на эффективность государственных органов. Согласно результатам, 28% респондентов согласились с тем, что стабильность в работе госсекторе будет обеспечена, если госслужащие не будут опасаться потери своего рабочего места. Однако 8% респондентов считают, что такая стабильность может демотивировать госслужащих, что негативно скажется на эффективности работы. 12% респондентов полагают, что подбор персонала из кадрового резерва будет более прозрачным. Тем не менее, 52%  считают, что практика отдельных разрешений Президента на перемещение госслужащих замедлит развитие эффективного и транспарентного госсектора. Данный тренд, в свою очередь, указывает на существующие сомнения у порошенных по поводу искоренения практики перемещения команд в целом.

Ряд поставленных задач реформирования госслужбы отразились в следующем вопросе: Насколько изменения и дополнения в законодательные акты РК помогут достичь намеченных целей? Респондентам было предложены семь пунктов задач, где они должны были отметить, согласен, не согласен и затрудняюсь ответить в зависимости от уровня уверенности в реализации приведенных задач реформирования. Например, количество респондентов, согласившихся со следующими пунктами оказалось больше (диаграмма см. ниже): прозрачность процесса отбора кадров, улучшение качества госуслуг, расширение полномочий местных исполнительных органов, повышение доверия к госслужащим среди населения. В достижении этих пунктов респонденты уверены. Однако на следующие пункты как формирование эффективного управленческого и административного корпусов, прекращение практики перемещения команд глав госорганов, снижение уровня коррумпированности преобладают несогласившиеся респонденты. Между тем, если в первом вопросе большинство респондентов ответили, что высокая зарплата может снизить уровень коррупции, однако в снижение коррупции как одна из задач реформы вызывают сомнения у респондентов. Тем самым, повышение качества услуг не вызывают сомнения у большинства респондентов (62%), а снижению уровня коррупции и вытекающей из нее общей эффективности госсектора респонденты меньше всего верят.

Более того, завершающий открытый вопрос предлагал респондентам назвать возможные факторы, которые могут повлиять на замедление реализации реформы госслужбы. Респонденты привели ряд факторов. По частоте упоминаний лидирует коррупция, взяточничество. На втором месте по списку – землячество, родовые преференции при принятии на работу, и т.д. Далее респонденты отметили ненадлежащее исполнение чиновниками положений законопроекта, бюрократия, протекционизм и сопротивление некоторых членов аппарата нововведениям, что выступит в качества барьера успешной реализации реформы. И замыкает круг факторов слабое финансирование, экономический кризис, который может переключить фокус с реформирования госслужбы на спасение экономики страны.

«Аппаратная практика и традиции сильнее любых законов», - говорит Данияр Ашимбаев. Родовые или географические преференции при приеме на работу, а также при продвижении по карьерной лестнице все же остаются камнем преткновения. В реалиях Казахстана сложно представить искоренение всех родо-племенных преференций. Скорее нам надо научиться использовать в правильном назначении наши традиции. Ведь даже хороший закон не решит всех проблем. Можно предположить, что госслужба после принятия закона потерпит положительные изменения и мы станем свидетелями эффекта данной реорганизации госслужбы. Но не исключается и усугубление должностных злоупотреблений, так как в Корпус А будут стремиться попасть все, вопрос лишь каким образом.

 

     

    

Подготовили Динара Нурушева и Нурсултан Тугел

Эксперты Казахстанского центра гуманитарно-политической конъюнктуры



sarap.kz

Барлық құқықтар қорғалған. Толық немесе жартылай материалдарды пайдаланған жағдайда www.sarap.kzсайтына және мақаланың авторына сілтеме жасау міндетті.