24Март2019

Предохраниться, сохраниться и развиться

 Пять лет назад Нурсултан Назарбаев вбросил инициативу создания Союза центральноазиатских государств.

Это предложение было воспринято одними крайне положительно, даже "на ура", другими - категорически отрицательно. Пять лет призыв к братьям по региону висел в воздухе, и казалось, что он будет погребен под грудой других интеграционных движений. Однако в казахстанском экспертном сообществе эта тема жива по сей день. Наши собеседники - вице-президент Казахстанского центра гуманитарно-политической конъюнктуры Талгат Мамираимов и ученый секретарь Института философии и политологии МОН РК Еркин Байдаров - уверены в светлом будущем Центральноазиатского Союза и предлагают свои аргументы "за".

Вначале было слово

- На самом деле Нурсултан Назарбаев является не просто инициатором, но и главным проводником, идеологом региональной интеграции, - говорит Талгат Мамираимов. - Его предложение о создании Союза центральноазиатских государств нашло поддержку со стороны Кыргызстана и Таджикистана, которые согласны с тем, что объединение позволит государствам Центральной Азии быстрее и эффективнее развиваться. Выдвигая это предложение, казахстанский президент не рассчитывал на немедленную организацию такого объединения. Ни в одном выступлении или труде главы нашего государства таких мыслей мы не найдем. Он ясно представляет себе, что, наряду с общими постулатами центральноазиатских государств, имеются и немалые различия и противоречия.

- Обсуждая возможности интеграции внутри Центральной Азии, Назарбаев рассматривает, прежде всего, вопрос о предпосылках этого процесса, - вторит коллеге Еркин Байдаров.

Глобальные тенденции и сопутствующие им проблемы подталкивают на­ши государства к полюбовным отношениям, полагают наши собеседники.

- Современные процессы глобализации показали, что разные темпы развития углубляют разрыв между странами, вовлеченными в этот процесс, и остальным миром, способствуют массовой миграции населения и формированию из мигрантов нового "низшего класса", становятся фактором плохо управляемых конфликтов, содействуют расслоению населения, - подкидывает аргументов Т.Мамираимов. - Вследствие прозрачности границ легитимные государственные институты утрачивают большую часть своих властных полномочий, что ведет к изменению политической структуризации мира. Суверенным, особенно развивающимся, государствам в этих условиях становится сложно регулировать национальную экономику, сохранять в целом свой суверенитет. Понятие суверенитета превращается в известном смысле в условность, государства все больше становятся зависимыми друг от друга.

- А глобальные вызовы ставят перед государствами ЦА проблемы, которые можно решить только сообща, - дополняет Е.Байдаров. - Поэтому актуальность создания регионального союза приобретает сегодня многофакторный характер. Нам есть что сохранить и передать будущим поколениям. А Казахстан как одно из наиболее экономически сильных государств региона может и должен предпринять активные шаги по развитию Центральной Азии, которая является близкой нам по духу и родству культурно-цивилизационной детерминантой. Главные инструменты интеграции - экономическая кооперация и интенсификация торговых и культурных связей. Конечно же, политическая интеграция является пока преждевременной, поскольку страны региона к ней не готовы. Но ускоренное развитие Казахстана и превращение его в экономически успешное и политически прогрессивное государство могли бы вдохновить наших соседей. Казахстан мог бы стать региональным образовательным, культурным, информационным и финансовым центром.

Признать лидера

Сближение центральноазиатских государств, считают эксперты, было предначертано еще политикой СССР.

- Надо признать, что предпосылки к интеграции этих республик были сформированы еще в советский период, когда Средняя Азия рассматривалась как единый экономический регион, - напоминает Е.Байдаров. - Ему отводилось особое место в межрегиональном разделении труда с упором на поставки сырья: многие жизненно важные ресурсы и продукты направлялись в регион из России, что предопределило конфигурацию современных транспортных путей; экономическое пространство региона было единым, что создало инфраструктурную основу интеграции современных независимых государств. Еще одной важной предпосылкой является наличие в регионе огромных запасов природных ресурсов, в том числе углеводородов, поэтому ЦА может стать регионом, играющим важную роль в обеспечении энергетической безопасности различных стран мира. Кроме того, Центральная Азия обладает огромным транзитно-транспортным потенциалом, что образует обширный неосвоенный и перспективный рынок. Одним из новейших эндогенных факторов, влияющих на интеграцию региона, является интенсивная массовая миграция.

- Сближение позиций государств региона в решении общих проблем будет зависеть не только от великих держав, конкурирующих за расширение зоны своего влияния в ЦА, но, прежде всего, от готовности самих соседствующих стран безболезненно воспринимать лидирующую роль развитой страны региона, - считает Е.Байдаров. - Основные разногласия возникают при решении пограничных проблем, выработке механизмов сотрудничества в сферах культуры и образования, экономики, политики… Причины этих разногласий и противоречий видятся не только в личных амбициях лидеров, но и в различном уровне экономического развития стран. Однако в более широком контексте названные причины не являются определяющими по сравнению со все более усиливающейся фрагментацией политического пространства ЦА в результате скрытого столкновения разных геополитических интересов. Поэтому интеграционные перспективы будут зависеть не только от возможности сближения позиций великих держав, но и от готовности самих государств региона определиться с общим центром притяжения из наиболее развитой страны.

Чужой чужого неймет

Объединение "братьев по крови" более логично, нежели "чужекровных". Т.Мамираимов приводит наглядный пример:

- То, что сегодня Турцию не принимают в объединенную Европу, говорит о том, что сближение возможно только со странами, имеющими общее культурно-цивилизационное пространство. Европа опасается не самих турок, которых только в одной Германии несколько миллионов, а того, что Турция - это носитель другой культуры, исламской. Хотя Турция и придерживается лаицизма, то есть пути, который завещал Ататюрк, для Европы она все равно остается чужой.

Конечно, сегодня взаимоотношения центральноазиатских государств не назовешь гладкими.

- Существуют признаки так называемой газовой, водной, трубопроводной, транспортной "войны", но именно эти признаки диктуют необходимость экономической интеграции, позволяющей преодолеть бесперспективный поиск односторонних, а не общих выгод и преимуществ, - считает Е.Байдаров. - Центральная Азия соседствует с целым рядом открытых очагов нестабильности (Афганистан, Пакистан, Синьцзян и др.), следствием чего являются общие угрозы, связанные с терроризмом, религиозным экстремизмом, сепаратизмом, международным наркобизнесом и организованной преступностью. Поэтому в интеграции на основе признания общности угроз заинтересованы все центральноазиатские страны. Потребность в выработке определенной единой региональной "большой стратегии", способов и механизмов предотвращения кризисов и конфликтов, в укреплении мер доверия между государствами региона также становится сегодня основанием для региональной интеграции.

- На ее основе современная Центральная Азия могла бы стать самостоятельным, активным субъектом системы международных отношений, но перспективы региона во многом зависят от взаимодействия государств ЦА с международными акторами, находящимися не только на постсоветском пространстве, но и далеко за его пределами, - дополняет Т.Мамираимов. - Уникальность географического положения и ресурсный потенциал ЦА обусловили тенденцию усиливающегося интереса к региону со стороны мировых и региональных держав, что выражается в увеличении количества внешних акторов, обладающих собственными целями и стратегиями (к традиционным акторам добавились, например, такие государства, как Китай, Иран, Индия, Саудовская Аравия, Турция, ЕС, Япония, Южная Корея). Практически все названные страны проявляют повышенную заинтересованность в транспортировке энергоресурсов региона в выгодном для них направлении, предлагая свои варианты регионального сотрудничества, например, "Набукко". Конкуренция заставляет их максимально использовать свои внутренние и внешние ресурсы для закрепления в регионе, что позволяет говорить о новой "Большой игре" за влияние на этой территории между глобальными (ЕС и США) и региональными (Россия, Китай, Иран и Индия) державами, которые ориентированы на предотвращение монопольного внешнего контроля со стороны какой-либо региональной силы над формирующейся здесь системой нефтегазовых трубопроводов.

Эти модели, по мнению наших экспертов, основаны на собственном видении названными странами будущего Центральной Азии - будущего, выгодного, в первую очередь, им самим.

- Очевидно, что каждая из моделей глобализации порождает совокупность специфических внутри- и внешнеполитических проблем, важнейшей среди которых является превращение региона в сырьевой придаток развитых стран, и, как следствие, угроза утраты государственного суверенитета. Поэтому наиболее эффективным путем вхождения государств ЦА в глобальные мировые процессы является региональная интеграция, которая будет учитывать их прагматичные интересы и в максимальной степени обеспечивать безопасность, социально-экономическое развитие и сохранение независимости.

ВероникаЛим

Central Asia Monitor, 24 декабря 2010 г.



sarap.kz

Барлық құқықтар қорғалған. Толық немесе жартылай материалдарды пайдаланған жағдайда www.sarap.kzсайтына және мақаланың авторына сілтеме жасау міндетті.