20Январь2019

11 Август 2013 Автор 

Египет: продолжение революции или военный переворот?

default

Нестабильность в Египте - одна из основных тем, находящаяся в центре внимания у мирового сообщества. Несомненно, ситуация в самой крупной по населению (84 млн.) арабской стране влияет на весь регион. В свете продолжающегося военного конфликта в Сирии важность урегулирования политического кризиса в стране фараонов и пирамид возрастает вдвойне. Если в ближайшем будущем стороны не придут к общему консенсусу, то возможна и серьезная эскалация конфликта.

В данный момент камнем преткновения в этом вопросе является легитимность действий египетских военных. Способ ухода президента Мохаммед Мурси со своего поста вызвал неодназначную реакцию в других странах. Главным образом, с точки зрения какое определение давать событиям 3 июля в Каире. Нужно ли назвать произошедшее военным переворотом? Военное командование Египта категорический отрицает такую постановку вопроса, заявляя, что «они осуществили волю египетского народа, и уход Мурси предотвратил дальнейший хаос в обществе».

Однако можно поспорить с этими утверждениями. Есть разные данные о популярности президента Египта до его свержения. По исследованию авторитетного PewResearchCenterв мае 2013 года уровень удовлетворенности президентом была 53%, в то же время 43% респондентов были неблагосклонны к нему. Неутихающие многотысячные демонстрации сторонников бывшего главы государства отражают в определенной степени реальность этих показателей. Таким образом, военные проигнорировали волю другой части страны, что идет вразрез с принципами демократии.

Действительно ли свержение президента и дальнейший его арест были единственными выходоми из сложившегося кризиса? Нужно отметить, что ситуация и в правду была очень тяжелая. Однако, несмотря на массовые митинги, говорить о неминуемом гражданском конфликте было преждевременно. Только после объявления армией ультиматума президенту, сторонники «Братьев мусульман» стали активизироваться. Может быть, ошибка Мурси была в том, что он сразу не объявил досрочные выборы. Хотя, и этот шаг не давал бы ему гарантии на дальнейшее участие в политической жизни страны. Можно предположить, что только сложение полномочий президентом мог успокоить лидеров движения Тамаруд, который был организатором этих массовых протестов. Следовательно, оппозиция также имеет непосредственное отношение к сложившейся ситуации в стране. Эти факты указывают на то, что египетские военные осуществили военный переворот.

В целом, роль военных в Египте исторически была на особом месте. Начиная с военного путча 1952 года, лишь представители армии возглавляли государство. Гамаль Абдель Насер, Анвар Садат, Хосни Мубарак, все эти фигуры были президентами за последние шесть десятилетий. Столь долгий срок правления военных оставил отпечаток в виде вовлеченности армии в политику. По мнению экспертов, свержению Мубарака два года назад способствовали именно военные, а не демонстранты, вышедшие на улицы Каира и других городов. Налаженные контакты между американскими и египетскими военными позволило первым повлиять на скорейший уход тогдашнего президента. Современная египетская армия – это очень могучая экономическая структура. Кроме государственного финансирования она имеет и собственные источники доходов. По разным данным на компании, подвластные военным, приходится от 8 до 40 процентов экономики. Журнал TIMEпривел цифры: 10-15% 210 миллиардного ВВП Египта находится под прямым контролем армии. При сохранении нынешнего положения армия может еще долго влиять на политические процессы в стране.  

Мировые страны расходятся в оценках последних событий в Египте. Например, государства персидского залива, за исключением Катара, первыми отправили поздравительные телеграммы Адли Мансуру, после его назначения временным президентом. Тем временем, Саудовская Аравия, ОАЭ и Кувейт совместными усилиями уже пообещали 12 миллиарда долларов в качестве помощи временному руководству Египта. Этим жестом они показали полную поддержку совершившим переворот военным. Всегда разделяющие единые взгляды богатые арабские монархии на этот раз не сошлись во мнениях. Известный факт, что Катар поддерживал сверженного президента Египта и в целом, его движение религиозного толка в арабском мире. Согласно FinancialTimesмаленькая страна с населением чуть более двух миллионов инвестировала в Египет 8 миллиарда долларов, а катарский телеканал Аль-Джазира давала информацию в поддержку Мурси во время последних событий. Отсутствие восторга у катарцев по поводу ухода Мурси можно связать с нежеланием потери влияния над Египтом и возможной тратой денег впустую. В нынешней ситуации новые руководители Египта вряд ли будут благосклонны к Дохе больше, чем другим монархиям, как было до этого.

Кроме борьбы за влияние, по мнению специалистов, страх того что, демократия может прийти на их улицы является одним из причин поддержки военному перевороту странами Персидского залива. Безусловно, с недостатками, но правительство Мурси в определенной степени можно назвать демократическим. После шестидесяти лет военного правления в стране ожидать мгновенного либерализма западного образца невозможно. Но Мурси – первый президент избранный всенародным голосованием, и это нужно признать. В свою очередь, натянутые отношения между движением и королевскими семьями сходится к тому что, последние боятся усиления влияния «Братьев мусульман» в их странах. И тем самым, эти государства видят в них угрозу своим правлениям. Перед тем, как Мурси был свергнут, в Объединенных Арабских Эмиратах 65 человек предположительно имеющие связи с движением «Братьев мусульман» были приговорены к тюремным заключениям по обвинениям в подготовке государственному перевороту. Примечателен тот факт, что за последнее время ставшие врагами режим Башара Ассада и вышеуказанные страны были единодушны во взглядах по уходу Мурси.

Отношение запада к происходящему в Египте вызывает осуждение у противников действия военных. Соединенные Штаты и государства Европейского Союза воздержались от определения произошедшего как переворот. Государственный секретарь США Джон Керри даже выразил поддержку военным, сказав, что они восстанавливают демократию в стране. Нужно отметить, у США и его союзников свои интересы. Во-первых, они не хотят портить отношения с новым руководством страны. Ежегодная помощь США египетской армии достигает 1,3 миллиарда долларов. Этот факт позволяет надеяться на лояльность временного и будущего руководства Египта к американцам. Скорее всего, выполнение требований протестующих на площадях Каира о восстановлении Мурси как президента уже не получится. Американцы и европейцы это понимают. Если его не арестуют, возможно, в будущем он снова будет участвовать в политической жизни страны. Но в данных обстоятельствах армия не позволит ему снова быть политически активным. Во-вторых, западные страны могли бы твердо придерживаться демократических принципов. Но война в Сирии связывает им руки. Быстрейшие решение проблемы в Египте позволит полностью сконцентрироваться на сирийском конфликте, которое потихоньку расползается за пределы страны и угрожает стабильности всего региона.

Единственной страной в открытой и весьма жесткой форме критиковавшей переворот была Турция. С первых дней руководство страны заявило о неприемлемости действия военных. Позицию Анкары хорошо иллюстрируют слова премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана публично сказавший, что «его президент – Мурси». И другие высокопоставленные турецкие чиновники неоднократно делали комментарий по событиям в Египте в неодобрительном тоне. Из-за этого посол Анкары был дважды вызван в МИД Египта. В этом отношении у Турции также есть свои мотивы. Турецко-египетские отношения за последний год развивались очень продуктивно и в политике, и в экономике. Например, к таким моментам можно отнести то, что в прошлом году две страны согласовали условия предоставления двух миллиардного кредита Египту. В какой-то степени это сделка стала показателем отношений двух государств на фоне неудачи в переговорах с МВФ по получению взаймы в 5 миллиардов долларов. В свою очередь, Мурси посетил конгресс по случаю нахождения во власти десять лет правящей партии «справедливости и развития». Несомненно, объединяющим фактором двух лидеров являлись их политические взгляды. После событий «арабской весны» Египет и другие страны взяли политическую модель Турции как образец для подражания. Это можно заметить даже по названию партии «свободы и справедливости» президента Мурси, которая созвучна с партией «справедливости и развития» Эрдогана. Успехи турков в экономике и политике при правлении ПСР стали главным привлекающим моментом для других государств региона. Таким образом, все чаще были слышны высказывания, что понятия ислам и развитие могут быть совместимы.

Безусловно, «арабская весна» усилила влияние Анкары на Ближнем Востоке и в частности, в Египте. И в этом отношении свержение Мурси может негативно отразиться на амбициях Турции в регионе. Но, наверное, главная причина резкого недовольства Турции кроется в ее самой истории. В ХХ веке турецкая армия несколько раз устраивала военные перевороты. Последний раз такой случай был в 1997 году, когда Неджмеддин Эрбакан был вынужден покинуть свой пост премьер-министра под давлением военных. Тогда армия поставила ультиматум: отставка или переворот. Те события остались в истории как «постмодернистский переворот». Ультиматум египетской армии, поставленный Мурси, в какой-то степени напоминает те события. Учитывая все эти моменты, молчание Анкары в деле переворота было бы непонятно и немыслимо.  

Однако на реальные ухудшения отношений турецкое руководство вряд ли решится. В Анкаре трезво понимают, что шансы на возвращение Мурси ничтожно малы. Тем временем, несмотря на критику, президент Турции Абдуллах Гюль отправил поздравительное письмо Адли Мансуру, хоть и спустя 20 дней после переворота. А вице премьер Бюлент Арынч заверил, что его страна выполнит обещание и предоставит оставшийся один миллиард долларов по согласованному кредиту между странами в сентябре прошлого года.

В то же время, последние события в Египте преподносятся как борьба между религиозными людьми и секуляристами. Кроме обвинений в узурпации власти, противники Мурси заявляли об исламизации страны под его руководством. Во время телевизионных кадров известных телеканалов внимание в основном акцентируется на совершение намаза демонстрантами собравшихся на площадях Каира в поддержку президента Мурси. И несколько раз лидеры протестов призывали к новым маршам именно в пятницу после священной пятничной молитвы. В целом, нужно отметить, что западные СМИ часто употребляют слово «исламисты» по отношению к руководствам некоторых ближневосточных стран. Такое предвзятое отношение повлияло на восприятие окружающим миром ислама и мусульман. Сейчас «исламист» - это нарицательное к слову антидемократия, религиозный фанатизм, фундаментализм и т.д. В свою очередь, эксперты указывают на то, что среди сторонников Мурси также много образованных людей из разных слоев населения.

На сегодняшний день всех интересует, чем же закончится события в Египте, и какие последствия будут для страны и региона в целом.

Дальнейшее продолжение конфликта может принести к эскалации. Главным образом, люди, заявляющие о том, что готовы отдать жизни за Мурси могут пойти на решительные шаги. В свою очередь, это повлечет ответные реакции со стороны военных, которые теперь не будут церемониться с демонстрантами на площадях. И тогда избежать кровопролития будет трудно. Также среди сторонников «Братьев мусульман» может возобладать мнение «нам никогда не позволят прийти к власти даже демократическим способом». И тогда радикализация отдельной части граждан выглядит вполне реальной. В будущем такая ситуация может принести к серьезным конфликтам между религиозной и светской частью обществ на уровне всего ближнего Востока.

В целом, разрешение конфликта в большей степени зависит от военных. Очевидно, что они не заинтересованы в возвращении Мурси. Думаю, и бывшие соратники бывшего президента понимают, что он не вернется на свой прежний пост. В данный момент для них самое главное, чтобы Мурси «сохранил свое лицо» при уходе и возможность участия «Братьев мусульман» в политической жизни страны в полной мере. На мой взгляд, выполнение этих условий является неотъемлемой частью мирного решения проблемы. Если армия не пойдет на компромисс, тогда дальнейшее развитие ситуации может быть непредсказуемым.

 

Нуриддин Султанмуратов

Sultanmuratov.nn@mail.ru



sarap.kz

Барлық құқықтар қорғалған. Толық немесе жартылай материалдарды пайдаланған жағдайда www.sarap.kzсайтына және мақаланың авторына сілтеме жасау міндетті.