23Апрель2019

23 Июль 2013 Автор 

Нефть в Казахстане: развитие или стагнация?

    1

Когда речь заходит об экономике Казахстана, в первую очередь упоминается ее сырьевая основа. Много внутренних и внешних экспертов указывают на чрезмерную зависимость нашего государства от нефтяных доходов. В мировой практике есть такие примеры, когда результат ориентированной на одну единственную отрасль экономики приводил к плохим последствиям. Самый известный из них дал название такому эффекту – «голландская болезнь» (эффект Гронингена).

В середине прошлого века в Голландии были обнаружены крупные месторождения природного газа. Страна начала в крупных масштабах осваивать этот сектор и приступила к экспорту газа в другие страны.  Рост доходов от экспорта привел к притоку иностранной валюты в страну, вследствие чего местная валюта гульден сильно укрепилась. Кроме того, возросшая покупательская способность населения создала большой спрос на товары и услуги, что стимулировало рост инфляции и увеличение объемов импорта. Из-за укрепившегося гульдена, местная промышленность испытывала трудности при сбыте своих товаров. Товары зарубежных производителей стали более конкурентоспособными, чем местные. Это, в свою очередь, привело к росту безработицы в промышленном секторе. В итоге, положение населения и бизнеса не связанного с добычей газа стала ухудшаться.

Экономическая модель «голландской болезни» была разработана экономистами W. MaxCorden и J. PeterNeary. По этой модели экономика подразделяется на три сектора:

а) сектор неторгуемых товаров и услуг, то есть товаров и услуг, которые не могут быть перемещены между странами (коммунальные услуги, строительство, оптовая и розничная торговля, рестораны, гостиницы, образование, здравоохранение);

б) бурно растущий сектор торгуемых товаров (обычно различные виды сырья);

в) нерастущий сектор торгуемых товаров (промышленные товары доступные для экспорта и импорта).

При резком росте сырьевого сектора происходит отток трудовых ресурсов из промышленности в добывающую сферу. Кроме того, высокие доходы работающих в сырьевом секторе людей повышают потребление на неторгуемые товары и услуги, что вызывает рост цен на них.  Результатом «голландской болезни» становится бурный рост добывающего сектора и сферы услуг на фоне стагнации или падения производства в обрабатывающем секторе. Эффект усиливается ростом реального курса национальной валюты и повышением цен. В случае если «голландская болезнь» продолжается достаточно долго, местная обрабатывающая промышленность теряет конкурентоспособность на мировом рынке, а страна начинает значительно отставать в промышленном развитии от общемирового тренда. В конечном итоге, когда сырье заканчивается или цены на него падают, страна оказывается в тяжелом экономическом положении.

Посмотрим на сегодняшнее положение сырьевой отрасли в Казахстане и сравним его с процессами, происходившими в Нидерландах.

Особняком у нас видится нефтяной сектор, который является главным источником поступления в бюджет страны. Согласно данным BPs Statistical Review of the World Energyна июнь 2011 года, доказанные запасы нефти Казахстана равны 39,8 млрд. баррелей (5,5 млрд. тонн), что составляет 2,9% общемирового запаса. Если добывать при нынешнем уровне 80 млн. тонн в год, его у нас хватит почти на 70 лет. Но в планах правительства лишь наращивание производства черного золота в стране. В 2012 году Казахстан добыл 79,2 млн. тонн нефти. По словам премьер-министра Серика Ахметова, к концу этого десятилетия планируется производство уже 120 млн. тонн. До этого национальная компания «КазМунайГаз» прогнозировала этот показатель на уровне 140 млн. тонн. Конечно же, это все будет зависеть от многих факторов: состояние мировой экономики, цены на нефть и т.д.  Тем не менее, по информации международного энергетического агентства World Energy Outlook 2010, к 2020 году Казахстан должен войти в число десяти крупнейших экспортеров нефти. В результате, при стабильных ценах на сырье доходы Казахстана должны постепенно увеличиваться. Это в свою очередь, будет способствовать к увеличению расходов на социальную сферу и улучшение благополучия граждан Казахстана. Но такая ситуация может иметь и обратную сторону: при недостаточном развитии несырьевой отрасли, экономика еще сильнее будет зависеть от нефти.    

Уже сегодня доля нефтяного сектора в экономике очень большая. По данным агентства РК по статистике, экспорт Казахстана в 2012 году составил более 92 млрд. долларов. Из них 56,4 млрд. или 61% получено от продажи нефти. В отчете Standard&Poorsдоля нефтяного сектора указывается как 25% от ВВП. Учитывая планирующийся в этом году запуск проекта по добыче нефти с месторождения Кашаган, можно предположить, что доля нефти в структуре доходов будет преобладать и в дальнейшем. Такую ситуацию можно было увидеть и в Голландии во время газового бума. После открытия месторождений газа 1960-1969 гг. его доля в экспорте Нидерландов была 16,94%, а уже в 1970-1979 гг. этот показатель достиг 86,7%. Таким образом, экономика Голландии стала сильно зависимой от цен на газ. Экономическая уязвимость проявилась  в 1986 году, когда цены на нефть на мировом рынке упали почти наполовину. Вслед за этим цены на газ также потянулись вниз, в среднем на 40 процентов. И такая ситуация с газом продолжалась достаточно долго на протяжении 1990-х годов. В конечном счете, это заставило руководство страны пересмотреть пути развития и провести реформы в экономике страны.   

Один из симптомов «голландской болезни» это – быстрорастущий импорт товаров и услуг. На сегодняшний день в Казахстане импорт растет намного быстрее, чем экспорт. В 2012 году он вырос на 20 процентов с 37 до более 44 млрд. долларов, а экспорт повысился всего лишь на 5 процентов. Тем временем экспорт за январь-апрель 2013 года сократился на 6,8% с 29,5 до 27,5 млрд. долларов по сравнению с тем же периодом 2012 года, а импорт, наоборот, увеличился на 9,4% до 13,8 млрд. долларов. Если такая тенденция сохранится, то через несколько лет, вполне возможно, импорт будет сравним с экспортом в цифрах. В Нидерландах была очень похожая ситуация: 1960-69 гг. в среднем экспорт был равен 13,6 млрд. долларов (из них газ 2,3 млрд.), а в 1970-79 гг. этот показатель составил уже 49,7 млрд. (из них 43,1 млрд. экспорт газа). Можно заметить, что доля негазового экспорта уменьшилась с 11,3 до 6,8 млрд. долларов. В то время как импорт за этот же период резко вырос в среднем в год с 13,7 до более 48 миллиарда долларов.  

То, что мы получаем высокие доходы от продажи нефти не катастрофично, как предполагают некоторые. Но нас должны беспокоить риски такого благополучия. В первую очередь это – резкое колебание цен на сырье. Так называемые нефтяные кризисы неоднократно имели место в мировой истории. Здесь нужно отметить, что именно падение цены и его удержание на таком уровне  достаточно долгий промежуток времени является опасным для страны. Последний раз резкое изменение цены на нефть наблюдалось в начале нынешнего финансового кризиса. Например, самый пик цен нефти в 147.30 долларов за баррель достиг в июле 2008 г. А уже в декабре того же года цена барреля нефти упала до 32 (в 4,6 раза) долларов. Она стабилизировалась только к октябрю 2009 г. и была в диапазоне 60-80 долларов.

Такие скачки цен могут серьезно повредить экономикам стран, где доля сырьевого сектора в поступлениях бюджет играет значительную роль. Бюджет Казахстана на 2013-2015 гг. был утвержден закладыванием цены на нефть в 90 долларов за баррель. Если этот прогноз каким-то образом не оправдает себя, тогда придется урезать многие расходы. В первую очередь это может затронуть социальную сферу. Такая ситуация может вызвать недовольство среди населения. Последний пример повышения пенсионного возраста женщин наглядно показал чувствительность граждан к таким мерам.  

Не только экономические кризисы могут повлиять на торговлю с нефтью. В последнее время желание некоторых государств уменьшить зависимость от импорта сырья стимулировало развитие других альтернативных источников энергии. В первую очередь возобновляемые источники энергии вызывают большой интерес у многих стран. К примеру, правительство Германии поставило задачу: к 2050 году до 80% потребляемой энергии должны давать солнце, ветер и другие возобновляемые источники. Другие государства также предпринимают меры по развитию этой отрасли.

В последнее время мировое сообщество стало больше обращать внимание к так называемой сланцевой революции. Сланцевая революция осуществилась с помощью внедрения в промышленную эксплуатацию технологии добычи газа  и нефти из залежей сланцевых пород. Первыми такую технологию начали применять в США. Это и неудивительно, потому что, именно американцы являются главными потребителями энергии. По данным BPs Statistical Review of the World Energy в 2009 году на США приходилось почти 22% мирового потребления нефти (842 млн. т). И во время кризиса трата огромных денег на импорт энергоносителей сильно сказывается на бюджете страны. В 2012 году США потратила на импорт только нефти 434 млрд. долларов. Остальные страны вслед за США также стали осваивать эту технологию. По мнению многих экспертов это увеличит давление на нефтяные цены и в конце концов, потянет цены вниз. К примеру, исполнительный директор одной из крупнейших энергетических компаний мира EniPaoloScarponiпредсказывает, что цены на нефть в следующие 2-5 лет пойдут вниз.

Есть и другая проблема в нефтяной отрасли страны связанная с ее географическим расположением. Из-за того что, Казахстан не имеет прямого выхода к открытому морю транспортировка сырья является очень актуальной. В прошлом году РК экспортировал 68 миллионов тонн сырой нефти. И большая часть была направлена по северному маршруту через Россию. В 2012 году по Каспийскому трубопроводному консорциуму было отгружено 30,2 млн. тонн и еще 15,4 млн. тонн экспортировано по трубопроводу Атырау-Самара. Их доля в общем объеме составила две трети. При этом рассматривается вопрос дальнейшего расширения мощностей прокачки КТК до 67 млн. тонн к 2015 году. То, что Европа является главным потребителем нашего сырья, повлияло на формирование такой ситуации. Только в Италию в прошлом году было экспортировано 17,7 млн. тонн нефти.  Другим альтернативным маршрутом является использование порта Актау, и далее через Кавказ в Европу. В прошлом году по этому маршруту было отгружено 8 миллионов тонн нефти, и стоит отметить, что некоторая часть была отправлена в Махачкалу. И в ближайшем будущем этот маршрут вряд ли будет конкурентом российскому в экспорте нефти в Европу. Таким образом, Казахстану следовало бы искать покупателей в других регионах. В первую очередь, было бы целесообразно обратить внимание на восточное направление. На сегодняшний день Китай занимает первое место в мире по импорту нефти мире, сместив с этой позиции США. В 2011 году доля Казахстана в импорте нефти поднебесным не превышала и пяти процентов, несмотря на соседство двух государств. В прошлом году по трубопроводу Атасу-Алашанькоу было отгружено только 10,6 млн. тонн. Также не исключается возможность доставки нефти на мировые рынки по новой железной дороге Казахстан-Туркменистан-Иран.

Газовый кризис между Украиной и Россией заставил вторых пересмотреть маршруты доставки сырья в Европу. Вполне возможно, что Россия может использовать нынешнюю ситуацию по транспортировке Казахстанского сырья как политический рычаг в будущем. Поэтому, диверсификация маршрутов и конечных рынков обезопасило бы нашу страну в будущем от политических рисков.

В заключении можно сказать, что, несмотря на разные индустриальные программы, наша экономика находится в глубочайшей зависимости от нефти. Вышеуказанный пример Голландии наглядно показывает опасность нынешнего положения Казахстана. Главным образом, из-за рисков резкого снижения цен на нефть. Развитие возобновляемых источников энергии, сланцевая революция, возможное дальнейшее углубление экономического кризиса и т.д. могут принести к уменьшению спроса на энергоносители. Если учитывать, что такая ситуация может возникнуть в любой момент, Казахстану нужно как можно скорее делать решительные шаги в этом направлении. В этом плане изучение опыта стран, которые сталкивались  с проблемой сырьевой зависимости, является актуальным в Казахстане.  

 

Список литературы:

 

1.     Голландская болезнь экономики. www.banki.ru

2.     Ernst & Young /Kazakhstan oil and gas tax guide/ www.ey.com

3.     Правительство Казахстана озаботилась падением цен на нефть /28.04.2013/ news.nur.kz

4.     U.S. on track to spend $400 billion on imported oil in 2013 /18.04.2013/ www.pickensplan.com

5.     Shale gas impact keeps lid on oil price – Eni CEO /21.05.2013/ gastopowerjournal.com

6.     Доля Казахстана в нефтяном секторе Китая /07.03.2013/ rus.azattyk.org

  

 

Нуриддин Султанмуратов

 

sultanmuratov.nn@mail.ru

 



sarap.kz

Барлық құқықтар қорғалған. Толық немесе жартылай материалдарды пайдаланған жағдайда www.sarap.kzсайтына және мақаланың авторына сілтеме жасау міндетті.